Секция альпинизма, туризма и скайраннинга Alpine Asia Team имени Геннадия Дурова

TunRun глазами очевидца

16 Октябрь, 2016

Автор: Алина Галеева

...Гетероструктуру Ti-TiO2-CdS получали путём пропитки ...

Мысли скрежетали. Остро захотелось каких-нибудь безрассудных приключений: выбежать под хлещущий ливень и вымокнуть до нитки, залезть на крышу и горланить оттуда песни, поехать куда-нибудь ночью, чтобы поймать фотоаппаратом чьи-то падающие мечты - звезды.
Фейсбук услужливо подсунул новостную ленту. Он, конечно, уже знал, чего я хочу, и предложил мне поездку в Дубаи, лучшие танцы на казахских тоях, 7 способов обезопасить свою жизнь от ЦРУ и покемонов. Ага, тут же бородатый велкопоповицкий козел и, конечно, различные фотодоказательства из разряда «как классно я покушал(а)», «какие придурки на дорогах» и т.п.. И вдруг среди этого многообразия промелькнули светлячки Катерины Демиховой, приглашавшей на ночной забег «TunRun. Summer Edition». Точно! Это именно то мероприятие, которое вполне подходит под понятие «безрассудных». Действительно – бежать в неосвещенном ущелье по каменистой дороге и освещать себе полметра заковыристого пути фонариками – могут только, хмм, подготовленные люди. А я могу себе позволить на это посмотреть со стороны. И, может, удастся запечатлеть что-нибудь. Тем более давно хотелось попробовать поснимать таймлапсы (о’кей, гугл: «сделанные через определенный интервал фотографии, из которых потом собирается видео»).

Элина Васильева, по-наркомански пристрастившаяся в последние полгода к различным забегам, предложила мне изучить трассу Тунрана и поискать оптимальное место для фотографирования. В этом был смысл, так как по пути забега (отель «Кумбель»-Кокжайляу) последний раз я проходила 10 лет тому назад.

«Место встречи – отель Кумбель, 17.00. Чур, не опаздывать», - сурово написала она мне в Вайбере.

Подпрыгивая на своей машине через каждые полметра на лежачих блюстителях порядка, озираясь по сторонам, пыталась в воспоминаниях десятилетней давности найти дорогу, ведущую к пресловутому отелю. В моей голове напрочь отсутствовали гигантские заборы с блестящими, наверное, пахнущими свежей краской, табличками «улица Казачка». Не было там и многоэтажных особняков. Только речка, елки и одинокий отель «Кумбель», около которого меня ожидала Элина.

- Вот здесь место старта. Я побежала на КЖ. А ты иди потихоньку и ищи себе фотоместо. Не забудь включить Страву.

С этими словами она умчалась вверх по тропе. Я же обвешалась всеми имеющимися гаджетами, включила все доступные программы. Одни считали мой пульс, другие оповещали об этом, третьи делали фото- и видеофиксацию, четвертые докладывали всему миру о количестве ударов в минуту моего не очень спортивного сердца.

Короче, полный вперед! Я рванула в гущу леса по дороге, которая буквально через неделю должна содрогнуться от топота 300 пар быстрых ног.

Бетонные плиты, уходящие под приличным наклоном вверх, быстро охладили мой пыл, Буйство зелени, грибы у обочины, и вот я уже в стандартном режиме «офисный планктон на природе». Открывшийся после леса обалденный вид на ущелье и вовсе настроил меня на романтический лад и, наслаждаясь всем этим, я незаметно прошла вверх 3 км.

    

Здесь меня встретила Элина, уже возвращавшаяся обратно. Естественно, для нее это была просто разминка (что там в народе про бешеных собачек и сто верст говорят?), и она с радостью пошла вместе со мной наверх. Вместе мы дошли до скамеек на Кок-Жайляу.

- Думаю, здесь будет разворот, - сказала Элина.

- Что-то не очень удобное место для фото. Нет обзорной площадки на возвышении, да и траекторию бегущих не видно, - засомневался во мне начинающий таймлапсист.

- Ну, давай на обратном пути еще посмотришь, а то тучи надвигаются, - заметила Элина.

Мы двинулись обратно. Тучи с приличным серым бременем быстро надвигались на нас, и буквально через 15 минут первые капли застучали по голове. Нет, конечно, мы подозревали, что алматинская погода может нам услужить, но понадеялись на «авось» не знаю уж какой национальности. В итоге единственная антидождевая куртка оказалась на Элине, явно этого больше заслуживавшей. Мою же голову венчал гигантский пакет от «Спортмастера». Через километр нам уже было все равно, ибо ливень начал хлестать нещадно. И все бы ничего, есть определенная романтика в мокрой облепляющей тело одежде, грязных ручейках под ногами и серой поволоке над головой. Но все это сопровождалось жутким грохотом грома прямо над головой с последующими частыми вспышками молний. Молнии, правда сказать, были хиловаты по сравнению с шумовыми предвестниками, однако страху нагоняли немало. Даже мерещился характерный запах смеси серы и озона – так сказать, улюлюканье преисподней под топот наших ног. Сразу вспомнились разные детские страшилки, густо замешанные на первобытной боязни и реальных историях. «И оказалась она одна в поле, длинные волосы развевались на ветру, и ударила молния в то место, где она стояла, и нашли там потом только ее резиновые сапожки». Хотя сапожки, по идее, должны были послужить изолятором. Вот же неумная девочка, хотя мы в данном случае вели себя еще более глупо – бежали, а в голову продолжали навязчиво лезть грозные истории из вполне реальной альпинистской жизни. Та же Элина, попадавшая неоднократно в такие ситуации на восхождениях, могла бы рассказать, как жадно поет «жандарм» в грозу, предвкушая горячий поцелуй молнии на своем окаменелом теле, как искрит от вожделения любая металлическая мелочь на вашем рюкзаке. Она могла бы похвастать уникальным снимком, сделанным в грозу, на котором запечатлена с жутко наэлектризованными волосами до состояния шарообразности голова Элины.

Однако нам повезло, и мы благополучно добрались до машины. Кто сталкивался с чувством невероятного облегчения, когда после каких-нибудь потрясений вы оказываетесь в спасительном тепле и уюте машины? Вот, за это я очень люблю свою машину.

Так закончилась наша беговая фоторазведка.

Неделей позже, 9 июля,  мы с Элиной прибыли к месту старта Тунрана на 3 часа раньше. Первой причиной столь раннего приезда являлось желание поближе припарковать свою машину. Ведь простые математические расчеты показывали, что длина и ширина дороги вблизи старта не позволят разместить предполагаемое количество автомобилей. Вторая причина – это все-таки успеть найти место для фотографирования.

Организаторы уже были на месте; может, они тут ночевали? Они развешивали флаги, устанавливали музыкальную технику, суетились около старта. Короче, готовились создать через пару часов настоящий праздник для бегунов. Некоторые спортсмены уже тоже были здесь, видимо, настраивались на победу или просто впитывали атмосферу назревающего Тунрана.  К тому же, как я заметила, бегуны страсть как любят общаться, обсуждая новую модель каких-нибудь Асиксов или состав питательного батончика с жутким вкусом пива. Ну, или на худой конец, посплетничать про последние достижения бегунов, чьи имена у всех на слуху.

В общем, еще те болтуны, но говорят, в основном правду.

У этого забега имелись фавориты. Никто не сомневался, что Байкашев  Чингиз опять первым среди парней окажется. А среди девушек – Эльза, конечно. Приятно говорить – наша Эльза. Однако для окончательного определения победителей нужно было подождать еще несколько часов.

А пока у меня было немного времени, чтобы подняться вверх и найти хорошую точку для фотографирования.

Уже знакомой тропой я не спеша двинулась наверх. Теперь мою спину отягощал рюкзак с несколькими килограммами фотоаппарата и объективов. Имелась там и теплая одежда, конечно, и немного провизии. Шла я небыстро, примериваясь ко всем мало-мальски возвышающимся пупырям. Неоднократно меня обгоняли группы туристов с огромными рюкзаками, имеющие явные намерения заночевать в горах. Среди них часто встречались молодые компании – девчонки в коротеньких шортах, неудобных кедах, с пакетами в руках, парни с тюками невообразимой формы, но, главное их вел вперед юношеский пыл и азарт.

Навстречу также спускались туристы. Много семей гуляло в тот день в наших горах.

- Папа, смотри, тут бревно положили прямо на тропу. Туда нельзя ходить! Папа, а кто положил?

- Сегодня, сынок, забег будет. Ночью люди побегут вверх, и чтобы они не заблудились и не свернули с маршрута, сделали разметку, вон, видишь, ленточки, и бревно положили. А еще тут светлячки развешены. Ночью они будут светить и указывать дорогу.

Тропа явно пользовалась популярностью. И не только у людей. Коровы и лошадки также считали, что эта местность прекрасна, особенно для трапезы. Разнотравье радовало глаз и желудок добродушных жвачных парнокопытных. И непарнокопытных тоже.

Наконец, мой глаз заприметил холм с елками, откуда открывался, как мне показалось, неплохой вид на тропу. «Немного далековато для съемки», - подумала я, - «но лучшее – враг хорошего, могу и не успеть занять позицию». С этими мыслями я свернула с тропы. Через несколько метров идея лезть на данный холм показалась недостаточно обоснованной. Трава, окружавшая меня со всех сторон, была выше головы – прямо-таки волчеягодник с заманихой. Приходилось практически пролезать через густые заросли, соревнуясь с ранее пробравшимися здесь коровами в сообразительности и умении находить удобные тропки. Попался мне и ручей с обрывом, переходящий в неприятное болотце. После этого подъем на горку в 60 градусов показался мне сущим пустяком, тем более, что в ход были пущены все конечности. Через полчаса знатного пыхтения, сопения и мысленных ругательств я вылезла на обзорную точку. Оттуда открывалось ущелье, обрамленное горами и разрезанное пополам  змейкой тропы. Даже если мне не удастся сфотографировать, я смогу насладиться видами. Установила штатив с фотоаппаратом, перекусила немного, поковырялась в телефоне. Время текло медленно. Решила попробовать снять хоть какие-нибудь таймлапсы. Опыта у меня никакого в этом деле не было. Фотограф из меня тоже не самый лучший – когда я случайно нажимаю на кнопку «меню» на фотоаппарате, дальше первых двух строчек, как правило не опускаюсь. Однако понимание, что мне предстояла сложная процедура, и наличие вагона времени позволили, наконец, узнать много интересного о своем D600. В качестве героев будущего секундного ролика выступили единственные доступные мне в данный момент объекты – облака и стебель неизвестной травы.

Стало смеркаться, но я не замечала этого - была увлечена погоней за облаками и сине-сиреневыми переливами на небе.

И вдруг я услышала отчетливый топот и скрежет – звуки, ворвавшиеся в мой таймлапсирующий мозг, были совершенно неожиданными. Меж тем, топот усиливался, поднимаясь волной по ущелью. Очень сложно описать гамму чувств, обуревавших меня – недоумение и страх в первые секунды; настигшее вдруг понимание, что вот он, долгожданный Тунран, под ногами; гордость за человечество, поднявшееся с обезьяньих колен, захватившее мир и теперь бегающее на двух ногах для собственного удовольствия. Появились огоньки, приветственно кивающие мне. Они выплывали из леса под дружный топот ног, скрежеща палками. Их становилось все больше и больше. Вскоре по дороге заструилась светящаяся лента, и удивительная акустика ущелья доносила до меня совершенно божественный топот многочисленных участников Тунрана. Фотоаппарат щелкал без устали, а я, разинув рот, наблюдала за порхающими огоньками, которые продолжали кивать, приветствуя каждый куст, каждый камушек. Некоторые огоньки чертили всполохи, как будто расписываясь на каждом шагу: «здесь был я». Тот факт, что я не видела лиц участников, лишь усиливал магию действия. Теперь можно совершенно точно сказать, что на три вещи можно смотреть бесконечно: огонь, воду и бегущих в ночи тунранеров.

Через час поток огоньков начал течь в другую сторону. К этому времени стало совсем темно и похолодало. Было немного жутковато стоять среди темных елок, однако голубоватое мерцание внизу грело душу.

Дождавшись, когда поток иссякнет, я начала спускаться вниз. Когда, наконец, вывалилась на тропу с неповрежденными руками и ногами, никем не покусанная и не поеденная, радости моей не было предела. Ощутив изрядный прилив сил, я рванула вниз бегом. Бег в ночи, с фонариком во лбу, дарил ощущение причастности к случившемуся действию. Рюкзак был полон впечатлений и моих первых таймлапсов. Мысль о том, что наши ребята из секции должны взять призовые места, радовала и ускоряла непростое передвижение по неровной дороге. Приятно было встретить волонтеров, стоявших на сложных участках пути, и радостно махавших фонариками, указывая правильный путь. И молчаливым волонтерам-светлячкам, висевшим вдоль всей дистанции, отдельное спасибо. К слову сказать, на трассе были и медики, чья помощь, как мне известно, понадобилась одному сильно пострадавшему участнику.

3 километра в ночи я пробежала, как настоящий спортсмен. Лишь финиш скромно обошла сбоку.

Потом было ожидание награждения, прошедшее в общении с участниками, в приятном чаепитии с друзьями.

И, наконец, венец мероприятия – раздача призов от светлого спонсора, медалей и грамот призерам. Место для этого было выбрано специальное. До него нам пришлось идти несколько минут через небольшой лесок, после чего открылась поляна, как будто специально рожденная быть сценой. Здесь мы узнали, кто стал самым быстрым в ночном беге по пересеченной местности.

Не обошлось без сюрпризов. Так, например, гонку у мужчин выиграл неизвестный доселе участник из России, а Чингиз финишировал вторым. Но наши, как всегда, не подкачали – снова на пьедестале, и снова Эльза – на первом месте в абсолюте, Элина – на втором в своей категории.

TunRun. Summer Edition удался. Когда же следующий забег?