Секция альпинизма, туризма и скайраннинга Alpine Asia Team имени Геннадия Дурова

Стать альпинистом никогда не поздно

04 Январь, 2019

Галина МУЛЕНКОВА
Источник: журнал «Ветер странствий».

Немногие приходят в альпинизм, когда им за сорок. Александр Чечулин один из них. 

В этом возрасте и голова уже должна быть на месте, и жизненного опыта хоть отбавляй, и пивной живот, как трудовая мозоль, нарабатывается. Саша Чечулин никогда не был внушительно широк, а к этой осени и вовсе подсох, да так, что издалека его можно принять за вытянувшегося за лето юношу. Только юноше под шестьдесят…

Лучше поздно, чем никогда

Когда мы были молодыми, одна моя подруга из «Спартака» заметила, что мужики любят носить спортивную форму, чтобы долго казаться молодыми. Может, и так, да только многие люди, которые ходят в горы, до зрелых лет действительно сохраняют форму.

Но вряд ли именно этот факт был решающим, когда в 2004 году 43-летний Александр Чечулин решил принять участие в массовой альпиниаде на пик Нурсултан. Была середина лета. Цепочка желающих взойти на гору растянулась от Талгарского перевала до самого подножия. Преодолев крутой подъём по тропе, вьющейся меж камнями, Саша долго шёл по довольно ровной, с небольшим набором высоты, морене и любовался белоснежными пиками. Потом был подъём по маршруту, и когда он первый раз в жизни достиг вершины, то искренне пожалел, что опоздал лет на двадцать, не занявшись этим раньше. Саша попал в другой мир, о существовании которого до той минуты мог только догадываться, он стоял на горе и с восторгом смотрел вокруг. Над ним было такое близкое небо, а внизу лежали ледники, перемежающиеся скальными башнями и гребнями, но людской поток подпирал, и надо было уходить вниз.

Он никогда особо не увлекался спортом, в школьные годы играл в волейбол, занимался фехтованием, но не ставил перед собой глобальных задач стать чемпионом. А в горах его переполняла радость, и никакая усталость не могла перебить это чувство. Чечулин работал в информационных технологиях: компьютерные программы, внедрение корпоративных проектов и сервисов, и альпинизм превратился для него в хобби. Знакомые девушки, с которыми он начинал ходить в горы, посоветовали ему обратиться в секцию при спортивном клубе армии, где тренировались сами.  Клубом, организованным при поддержке ЦСКА, Службы спасения Алматы и Центра горной подготовки, руководили Денис Урубко, Сергей Самойлов и Ринат Хайбуллин.

Можно записаться? – поинтересовался Саша у Дениса, который только вернулся с пробежки на гору Кок-Тюбе.

Сейчас… прибежит Самойлов, и поговорим… – перевёл дыхание Урубко, а потом с интересом посмотрел на взрослого мужчину. – Что для вас важно – спортивные достижения или умение безопасно ходить в горы?

Чечулин, как человек разумный, понимал: когда тебе за сорок, гнаться за спортивными результатами наивно, поздно и даже не смешно. Но в альпинизме верхняя возрастная граница отсутствует, и за четырнадцать лет Александр стал серебряным призёром чемпионата Казахстана по альпинизму в высотном классе (2010 г.), совершил несколько восхождений 5-й категории сложности, выполнил программу «Снежный барс» (№ 577), четыре раза сходив на пик Ленина (7134 м), несколько раз поднявшись на Хан-Тенгри (7010 м) с севера, совершив в один сезон восхождения на пики Корженевской (7105 м) и Коммунизма (7495 м) и поднявшись на пик Победы (7439 м).

Портер, гид, руководитель 

Он долго не мог пройти обучение в школе инструкторов, так как этому необходимо посвятить целый месяц, но, как говорят опытные ветераны, если работа мешает ходить в горы, брось работу. Три года назад в сфере его основной деятельности наблюдался спад, тогда-то Чечулин и принял смелое решение жить и зарабатывать исключительно горовосхождениями. Он работал портером и гидом во многих экспедициях, а минувшим летом руководил экспедицией на Музтаг-Ату (7546 м, Памир).

Итак, сезон начался в июне, с поездки в Китай. Второй год подряд его приглашает компания из Германии, и вместе с Андреем Корнеевым Александр Чечулин установил под горой Музтаг-Ата базовый лагерь. Друзьям предстояло обработать маршрут и завести на семитысячник одну за другой три группы. Через какое-то время Александру пришлось ненадолго вернуться в Алматы, чтобы продлить визу, а Корнеев сводил первую группу на гору. Когда же Андрей уехал под пик Ленина, где должен был работать с другими клиентами, Александр вместе с шерпой из Непала сводил на Музтаг-Ату две другие группы.

Завершив работу в Китае и не заезжая в Алматы, Саша отправился в Ачик-Таш, чтобы помочь Корнееву сводить на пик Ленина ещё нескольких клиентов. Так за одно лето он четыре раза побывал на высоте, а когда вернулся домой, отработал инструктором в альплагере «Туюксу». Вот только кто бы закончил за него затянувшийся ремонт в квартире…

Жизнь с приключениями

Александр Чечулин вспомнил, как впервые приехал на Памир в 2007 году. Экспедиция запомнилась тем, что лагерь стоял на казахстанской территории, оформленной в аренду на 49 лет. В Ачик-Таше тогда совершил пробную посадку АН-2 – альпинисты и предприниматели Баглан Жунусов и Александр Валитов хотели организовать сервис по доставке людей из Бишкека и Оша прямо под пик Ленина и отправили в экспериментальный полёт своих жён. Пилот сумел посадить самолёт в межгорной долине только с третьей попытки. На это шоу собрались все обитатели Ачик-Таша. Не жалея рук, они аплодировали лётчику и двум женщинам, которые с побелевшими лицами спустились с борта на альпийский луг, а мужья в шутку назвали их Белкой и Стрелкой. Однако скоро из-за событий в Киргизии авиаперелёты на Памир прекратились.

Все те годы, что Александр занимается альпинизмом, он дружит с Денисом Урубко. На этот раз они встретились под пиком Ленина, куда Денис приехал со своими клиентами из Италии. Такие встречи незабываемы – ведь в своё время тренеры Урубко, Самойлов и Хайбуллин открыли для Чечулина двери в большие горы. Так, летом 2011 года, обработав маршрут на Хан-Тенгри для клиентов международного альпинистского лагеря «Хан-Тенгри», Саша Чечулин вместе с другими альпинистами перелетел с Северного Иныльчека на Южный, чтобы сходить на Победу – самый коварный и неприступный из пяти семитысячников СНГ. Меня поразил тот факт, что Саша был первым альпинистом, от которого я услышала фразу: «Это было очень комфортное восхождение». Чтоб на Победу, да в непогоду…

Из записанной мною Истории

В 1982 году отобравшиеся в Первую Советскую Гималайскую сборную альпинисты прошли маршрут по центру Юго-Западной стены Эвереста и четверо казахстанцев получили звание заслуженных мастеров спорта. Сильные спортсмены, которые не попали в состав сборной СССР, тоже рвались в бой. Армейцы под руководством Влада Смирнова прошли беспрецедентный зигзагообразный маршрут по Северной стене пика Победы и за особую конфигурацию назвали его Долларом. В экспедиции принимали участие Сергей Чепчев, Григорий Луняков, Юрий Моиссев, Зинур Халитов, Владимир Сувига, Николай Пантелеев, Виктор Шкарбан.

Из воспоминаний змс СССР Владимира Сувиги: «Сначала нас было девять человек. Мы в первый день отработали в ледопаде, и где-то после обеда руководитель экспедиции Вадим Смирнов говорит: «Ночуем здесь». Но площадка нам не понравилась, потому что находилась она прямо под нависающей над нами ледовой стенкой. Ни слова не говоря, Николай Пантелеев скидывает рюкзак, цепляет к себе конец верёвки, уходит чуть в сторону и начинает подъём в три такта, вбивая поочерёдно в снег два ледоруба, а потом кричит: «Мужики, тут прямо над нами трещина, надо уходить!» И добавляет: «Верёвку закрепил».

Я взвалил на себя два рюкзака – свой и Колин, и все мы, рискуя быть наказанными руководителем на разборе, поднялись выше. Оттуда мы с Вадиком пошли на обработку, и я уже прошёл вверх одну верёвку, когда справа от нас сошла лавина, которая засыпала то самое место, где мы собирались стать на ночлег. Вторая ночёвка была сидячей, Гриша прислонился спиной ко льду и заболел. Чепчев, Пантелеев и Винокуров вызвались сопровождать его вниз, а мы впятером пошли вверх».

Из воспоминаний змс СССР Юрия Моисеева: «Заболел Гриша Луняков, его пришлось спускать, и нас осталось пятеро. Влад Смирнов, Витя Шкарбан, Валера Халитов, Володя Сувига и я пахали до умопомрачения, и работать впереди приходилось каждому. К тому моменту, когда мы вышли на вершину, палатка превратилась в кусок льда. Мы заночевали под вершиной, а на следующее утро начали спуск. У нас ещё были запаянные банки с бензином, то есть мы впятером несли то, что должны были нести девять человек, но еда всё равно была рассчитана по граммам. Тогда из продуктов у нас остался незабываемый кусок сливочного масла, которое не с чем было есть».

Из воспоминаний змс СССР Владимира Сувиги: «Шли мы девять дней под снегопадами, а почти все десять ночей провели в сидячем положении. Мы поднимались по канту, выступающему из стены, и наш маршрут перехлёстывали лавины, поэтому было очень опасно. Лавины буквально прыгали у нас над головами, но нас было пятеро, а это – сила. Вышли на вершину. На спуске поставили палатку на гребне и разожгли примус, потому что было невероятно холодно, а у нас не оставалось сухих вещей. Нас ждал ещё один сюрприз – когда мы перешли на горизонталь, там оказалось море сухого снега, и как мы ни топтали, лунки немедленно засыпались. Шли вниз, сжав зубы. Первый постоянно менялся, и пока он делал несколько шагов, остальные переводили дыхание. Вышли на пик Важа Пшавела, а ниже, на 6700 встретили группу, которая шла нам навстречу, и после них в снегу осталась целая траншея. Мы сказали: «Ребята, вы не выйдете на Важу, потому что снег слишком сухой, так что поворачивайте назад». И всей толпой мы двинулись на 5800. Дул сильный ветер, переметал снег. Поставили палатку, и снег завалил её с одной стороны, где спал Витя Шкарбан. Все мы были настолько вымотаны, что он просто надел на голову каску…»

«Комфортная гора»

Спустя почти тридцать лет Денис Урубко заявил о готовности пройти через зигзаг на склоне Победы по прямой. Он рассчитывал работать с Борисом Дедешко, но тот по какой-то причине не смог участвовать в этом восхождении, и Денис предложил стать Геннадию Дурову его напарником. У Гены был клиент на Победу, но он, конечно же, выбрал спортивное восхождение, а Сашу Чечулина попросил сводить на Победу россиянина Юрия Кормазова.

Ещё на берегу, точнее, в базе на леднике, эти двое договорились о том, что как только клиент почувствует усталость, они с гидом ставят палатку и отдыхают. Сейчас Саша вспоминает это восхождение как самое классное и несложное восхождение на семитысячник, хотя ходила двойка, из базы в базу, десять дней и хлебнула непогоды. В том сезоне они были на горе крайними, и после них на снегу оставлял следы уже только неуёмный ветер.

А Денис Урубко с Геннадием Дуровым проложили тогда прямую через зигзаг и назвали маршрут Палка к Доллару, за что получили «Золотой ледоруб Азии». Урубко давно уехал в Европу, сдав ключи от ведомственной квартиры и подарив старенькую машину вдове своего друга и напарника по нескольким восхождениям в Гималаях Сергея Самойлова, погибшего на склоне Лхоцзе в 2009 году.

Денис легко перемещается по разным горным районам мира, совершает восхождения, спасает людей, выживает там, где не выжить, пишет книги о своих приключениях и говорит на четырёх, а может, уже и на пяти языках.

В 2015 году он потерял ещё одного друга. Во время тренировочного восхождения с начинающим альпинистом из Караганды на пик Октябрёнок в Малом Алматинском ущелье погиб Геннадий Дуров. Их нашли Мурат Отепбаев и Саша Чечулин.

Жизнь продолжается, и да не иссякнет поток идущих в горы навстречу приключениям. Теперь бывшая армейская секция, которой руководили Урубко, Самойлов и Хайбуллин, называется Alpine Asia Team, и в ней тренируются отличные альпинисты. Саша Чечулин рассказал, как минувшим летом один общительный и весёлый немецкий клиент, который старше Саши лет на десять, подарил ему свой старинный, чуть ли не чугунный ледоруб, отблагодарив таким образом гида за отличную работу.

Я же говорю, что верхней возрастной границы в альпинизме нет! А кто-то из туристов-россиян переслал ему фотографию, сделанную на пике Победы, и попросил показать ее Уралу Усеновичу Усенову. Возможно, по цвету сохранившейся одежды, абалаковскому поясу и металлическим протезам удалось бы опознать одного из участников экспедиции 1955 года. Но, увы, Урала Усенова нет с нами, и останки альпиниста не опознает уже никто.

Фото из архива Александра ЧЕЧУЛИНА