Секция альпинизма, туризма и скайраннинга Alpine Asia Team имени Геннадия Дурова

Майя Эльмурзаева. Хан-Тенгри. Большие и маленькие откровения

12 Август, 2019

Большие и маленькие откровения посещают тебя здесь, в окружении - скал, снега и льда. Иногда лежишь ночью и можно подумать, что спишь, но мысли твои с бешеной скоростью носятся по леднику. Какие-то не пройдя проверку на честность остаются навсегда под тяжёлым слоем снега, а что-то несёшь в голове до самой вершины, а потом бережно спускаешь вниз - к людям. На высоте все процессы имеют стремительный характер. Будь то старая болячка, насморк, любовь или неприязнь.

…После завтрака мы вышли в первый лагерь. Шли не торопясь , в комфортном для нас темпе. Грохот вокруг нас как будто отвлекал от по-настоящему важного. Настоящая опасность была под нами. Как сказал Андрей: - К леднику нужно относиться с уважением! Что значит не топать как слон, а плавно переносить свой вес с точки на точку при этом не забывая прощупывать почву впереди. Пару раз я всё-таки провалилась, но это была не трещина, а всего лишь рыхлый снег. Но под тяжестью рюкзака вылезти самой у меня не получилось. Дальше я шла как кошка.

В первом лагере мы встретили Сашу. Он и его напарники ушли на день раньше, но из-за объективной опасности остались на день дольше. Здорово, что теперь мы пойдем вместе. Сразу как-то спокойнее. Оставили заброску, поужинали, накипитили воды - на завтра всё готово. Теперь можно отдыхать. По плану у нас ранний подъем. Нужно успеть проскочить "бутылку" пока Земля спит...

Шаг за шагом идёт вереница фонариков... Каждый преследует свою цель. А я иду и думаю: - Как хорошо, что темно и я не вижу того, что меня окружает, того, что в любой момент готово сорваться вниз. Фоном напеваю колыбельную... Пусть Земля ещё немного поспит.

Дни во втором и третьем лагерях прошли быстро. Бывало накатывала головная боль. Тогда я брала лопату и шла откапывать палатки, делать ступеньки. Сразу становилось лучше. Сделали радиальный выход. Прогулялась до 6100, Андрей до 6200 и пошли обратно. На перемычке встретили Турсуна. Немного поговорили. Он одобрительно заметил: - Акклиматизация приходит с лопатой в руке!

Ночь, перед возвращением в базовый лагерь, была тяжелая. Я немного заболела, а погода не давала спуска: снег, ветер, туман, как любимое блюдо. Палатки накрыло до самой верхушки. Вылазить из теплого спальника совершенно не хотелось, но желание спуститься в базовый, и поесть нормальной еды взяло верх. Включили фонарики поярче и вперёд! Немного поплутали в тумане, но дошли до второго. Там забрали железо оставленное в гидовских палатках и верёвку. Связались. Идти между двумя мужчинами уверенными в своей правоте - сложно.

Путь от второго до первого мы проходили на рассвете. Глаза так и бегали от одной глыбы льда к другой. Какое же всё масштабное, необъятное! Тишина вокруг создавала дополнительное давление. Всё как будто спрашивало: - А что станет с этим Миром, если тебя вдруг не станет? Может проверим? Но мы живы. Взвешены и найдены нужными.

Страх - хорошее чувство, но только если его использовать определённым образом.  Как-то, когда я была на смене в альплагере, мы говорили об этом и Назар, наш инструктор, назвал это малодушием. Наверное он прав. Если ты не думал о своей семье, детях, работе, незаконченных делах внизу, то какое право у тебя есть теперь, будучи на верху подвергать всех опасности своей нерешительностью?

В базовый лагерь мы вернулись до обеда. Теперь есть полтора дня, чтобы отдохнуть. Послезавтра идём на штурм. По прогнозам в четверг обещают солнечный день. Сначала я была не в восторге, хотела отдохнуть подольше, но потом поняла, что не выдержу . Это подвешенное состояние не даёт покоя. Может потому что это мой первый семитысячник. Меня конечно долго и упорно отговаривали - все, кому не лень. Объясняя это тем, что начинать нужно с Ленина... А если высота не пойдет и придется спускать? А если не взойдешь, то жалко потраченных денег...А если... Если... Если... В какой-то момент я почти согласилась. Но потом задалась вопросом: - А чем тогда отличается твой путь от дороги других людей, если все будут делать так, как "надо"?

У нас с Андреем обязанности были распределены по умолчанию: я отвечаю за еду, её разнообразие и количество, а он за газ, воду в термосах. Было очень удобно. Вопросов кто обязан был за тем или иным проследить не возникало. А то как мы уживались в этой маленькой палатке без тамбура! Честно сказать, я боялась, что мы поругаемся на фоне бытовых вещей так, как раньше никогда не ходила с ним и схоженность у нас была нулевая.  Но всё обошлось. Это радует.

После завтрака мы вышли в сторону первого лагеря, шли в хорошем темпе. Рюкзаки были заметно легче, потому что часть вещей уже были распределены по лагерям. Весь оставшийся день каждый занимался своими делами, отдыхал. Завтра выход в 2 часа ночи, нужно пройти до второго, а потом до третьего лагеря, потому что неизвестно, что может произойти с погодой. Лучше иметь в запасе день.

Проснулись в час ночи, выпили чаю приготовленного с вечера, кушать не стали - пошли. Настроение отличное, я иду в сторону своей мечты! Но через некоторое время происходит инцидент, который выбивает меня из колеи. Вернуться обратно не получается. Темп падает, иду еле-еле. Мне повезло, что Саша так и не смог уснуть и как итог засыпал на ходу. Идём вместе. Андрей, Мурат, Даша пришли во второй, перекусили и ушли в третий, а мы только доползли до второго. Решили, что отдохнём, а потом уже пойдём. Так и сделали. До третьего пошли в своё удовольствие, в комфортном темпе, разговаривая, шутя, смеясь. Тактика "медленно, но верно" была уместна.   Пришли, когда все уже поставили палатки. Но Саша договорился переночевать в гидовской, а её нужно было откапать, все вышли помочь. Штурм решили отложить на следующий день, вроде погода идёт на улучшение.

На утро оказалось, что Белого за ночь закопало, ну все дружно откопали и перенесли палатку немного в сторону. Так должно стать лучше.  После обеда мы с ним пошли к Ершату в бочку на перемычку, стартовать будем оттуда. Ёрш настоящий казах - отличается большим запасом еды и гостеприимством. Легли часов в 6-7, потому что выход в 12:00. В мульде скопилось большее количество иранцев и если они выйдут на штурм раньше нас, то мы рискуем простоять в очередях на перилах.

Когда мы проснулись ветер бил по палатке с невероятной силой. Как будто бросал вызов, говоря: - Эй выходите! Посмотрим на вас! Мурат с Дашей и Андрей уже ушли на штурм, а я всё собиралась. Саша терпеливо ждал. В голове бегали мысли: - А может не надо? Ты и так поднялась высоко. Кажется пару раз я их даже озвучила, но с этими людьми не так-то просто отказаться от задуманного! И мы пошли.

Шли, жумарили, шли, потом только жумарили. Было холодно, пальцы немели. Отмахивалась сколько могла. Помогало плохо. Грелись. На часах два, три, четыре часа. Когда же будет рассвет?!? Не помню, чтобы я когда-то так ждала солнце. И вот наконец мы вышли на купол. Я обрадовалась, думала, что уже вот! Вершина! Но нет. Казалось, что мы идём вечность и ещё немного. Хотела сказать: - Хватит. Но молчала. Подняла голову, а на встречу спускается Скворцов. Пожал руку, сказал, что спускается, потому что замёрз. Я поняла, что уже близко. Вот она вершина!!!

Белый налил чаю, дал шоколадку. Сказал, что надо поесть. Сфотографировал меня, а я даже не поменялась в позе. Как сидела на коленях у креста, так и осталась. Чувство радости, удивление или восторга пришли ко мне внизу, а там наверху я была как будто в какой-то абстракции. И по большей части молчала. Спуск дался особо тяжело. В третий возвращалась одна, так как Саша дожидался остальных. Временами казалось, что я могу отключиться, я останавливалась, смотрела вниз и примеряла сколько мне нужно времени на этот спуск, потом настраивалась. Пока дюльфиряла считала или разговаривала вслух, чтобы понимать, что я здесь, в этом Мире. Сидела, отдыхала и по-новой. А палатка всё не приближается и не приближается... Когда приспустилась, то встретила знакомых ребят, они напоили и идти стало легче, но ненадолго.

В палатке был Ершат. Почувствовала спокойствие. Когда встречаешь своих, то даже будучи на высоте как будто попадаешь в зону комфорта, где всё безопасно и надёжно. Через некоторое время пришёл Саша. Ершат согрел воды, накормил нас и я свалилась в спальник. Парни говорят, что уже через пять секунд я спала и что-то невнятное говорила.

Утром встали в 4:30, нужно успеть проскочить "бутылку". Горло жутко болит, кашель, спальник так и манит, но базовый зовёт сильнее. Нужно идти. Саша готов, а я ещё собираюсь хотя и понимаю что нужно торопиться. Мы спустились в мульду, Андрей уже ушёл к этому времени. Мурат и Даша решили отдохнуть ещё день.

И в тот момент, когда мы подходили ко второму послышался предупреждающий звук, за которым последовала большая лавина в районе "бутылки". Стало очень страшно. Андрей как раз должен был быть уже там.  Неожиданно начала молиться. Хоть бы всё обошлось. Повезло! В это время он стоял возле палаток и ругался, что мы такие непунктуальные и безответственные и не умеем подстраиваться под условленное время. После схода лавины, его недовольство бесследно исчезло)  А ещё как выяснилось нашу верёвку кто-то забрал, между собой решили, что иранцы.

Ощущение того, что я нахожусь вне своего тела отпустило меня ближе к первому лагерю. Там мы попили чай и пошли дальше. Впереди ещё пару часов, а после долгожданный обед, душ, отдых. По дороге мы сделали остановку, чтобы попить и передохнуть пять минут. За это короткое время суровые альпинисты превратились в детей: один сидел с осколком камня и утверждал, что это наконечник копья принадлежавший вождю Мумба-Йумба, а другой строил снежную плотину. Поиграли, теперь можно двигаться дальше. То, как мы шли в горку надо было видеть! Напоминали группу ленивцев в действии. Было и смешно и не очень. Но вот мы наконец-то пришли! Всё, мы сделали это! Теперь можно говорить, что сходили!  Пока были наверху я не решалась об этом думать, ведь на спуске столько всего может произойти.

Решили, что домой поедем через Иссык-Куль, всё-таки надо покупаться, раз уж есть такая возможность. Записались на борт, в 7:30 нужно быть готовыми. Отлично! Вечером во время ужина нам вручили сертификаты и кулончики с изображением Хан-Тенгри. Все начали поздравлять. Так хочется поскорее поделиться с родными и написать, что всё хорошо, жива, здорова.

Утром мы в приподнятом настроение отнесли наши вещи и сели в ожидании вертолета. Вертолет прилетел. Но нас не взяли. Сказали: - Перегруз. Обидно конечно, но что поделать, пошли на завтрак. А с обеда до ужина из столовой просто не выходили. Зато наговорились вдоволь. Я всё думала для чего же мы здесь остались на ещё один день? Что мне нужно понять, увидеть, осознать?  И я решила, что это был разговор. И случился он на следующее утро. Этот человек далёк от гор, несмотря на то, что работает там. Искренне не понимает нас и весь этот ажиотаж. Он говорил так: - Вот вы лезете туда, сломя голову, пытаетесь что-то доказать, погибаете, а ведь это всё сука-гордость. А мы зарабатываем на вашей гордости. И всё тут. Они не для того, чтобы люди поднимались на них, а для того, чтобы смотрели и восхищались тем, кто их создал. А потом сказал ещё много чего личного...

Я считаю этот разговор важным, хотя и не согласна с ним, но он наводит на размышления, заставляя взглянуть под другим углом, а это всегда хорошо. Правд очень много, у каждого она своя, но истина одна и состоит из таких вот маленьких мнений-частей.