Секция альпинизма, туризма и скайраннинга Alpine Asia Team имени Геннадия Дурова

Алматы - Питер (II)

21 Июнь, 2018

30 октября

Утром в 9:00 был в Ургенче. Как обещал позвонил Муминову Хакиму Муминовичу. К счастью он оказался дома и объяснил, как к нему подъехать.  А позвонила вообще то киоскерша. Я долго ехал и нигде не встретил телефона автомата. Потом решил купить ручку, так как черная ручка вышла из строя. В киоске оказался телефон. Она еще интересовалась позже еще раз позвонив доехал ли я. Вот какое внимание привлек мой велосипед.

Хаким-ака, так будем называть в дальнейшем этого доброго человека. Который очень многое сделал для меня,  ни смотря на свою занятость. (г. Ургенч ул. Узбекистанская 51-6)/

По приезду к нему сразу попили чай. К обеду он предложил свою машину, и мы поехали в город Хива. Там нас встретил Матназаров Худайназар, тоже врач, главврач хивинского райцентра. Мы поели хивинский плов. Худайназар подарил мне сувенир, кумган. Я сердечно поблагодарил, но кумган взять не смог, так как это лишний вес. Потом Хаким-ака, Худайназар и водитель поехали в крепость Хива. У входа возле памятника Аль-Хорезми сфотографировались на память. Роль гида выполнял Хаким-ака. Он так же рассказывал историю Хивы. Памятник Аль-Хорезми был сооружен в 1983 г. в честь 1200-летия ученного. Скульптор: Бабаян.

Я спросил помогает ли ЮНЕСКО городу? Нет, сказали мне. Пока просто взяли на учет 5 городов СССР, и один из них Хива.

Зав отделом Шихназар Метрасулов, показал очень интересное явление камней крепости. Все камни выделяют на расстояние тепло. Шихназар-ака оказался очень веселым и хорошим рассказчиком. Снимался во многих фильмах в том числе в фильме Шокан, Асанали Ашимова. Показал фотоальбом. Ценные книги истории Хорезма. Потом мы с Хаким-акой поднялись на минарет Ислям-Ходжи, высотой 56,5 м. Красивое обозрение Хивы.

Заходили в мавзолей Пахлавана-Махмуда (1247-1321) и Рахимхон-Шахшаха. Сильный и благородный был Пахлеван-Махмуд. Даже ставил свою голову на приз, чтобы освободить пленных, но его никто не мог победить. Рахихон-Шах воспользовавшись его славой построил мавзолей для него и себя, чтобы остаться известным. Потом зашли в молитвенный зал. Огромный зал. Имеет 114 подпорных колон. И что характерно каждая колонна имеет свои узоры, и ни одна из колон не повторяет узоры другой. Но что бы посмотреть полностью крепость, нужно почти месяц. Очень много музеев. Просто во всех побывать у меня нет времени. И я поблагодарил моих гидов. Да, в конце мне как исключение показали комнату (закрыт под замком), где храниться фотографии шахов тех времен. Почему-то их не разрешают выставлять. После я с Хаким-ака приехали домой.

Интересно, почему то здесь многие села, колхозы носят одно и то же имя. Например «Ленинград» я насчитал где-то 7 колхозов, две «Москвы», а «Коммунизм» я даже сбился со счетов. Дехкане возмущаются, говорят, что в одном районе совхозы носят имя генералов Жукова, Ракосовский и т.д., говорят, что они никогда ногой не вступали сюда, почему мы должны называть их именем. Или что нет достойного человека в Узбекистане?

Вот почему рождаются межнациональные розни, говорят они. А так узбеки живут мирно.

Вечером пришел фотокорреспондент УзТАГ, Кадам Атаевич Атаев. Он интересовался моим маршрутом, задавал некоторые вопросы. На утро договорились, встретиться и он хотел отснять меня. Потом подали очень вкусный ургенчский плов. Попозже ели дыню. Я так наелся, что еле двигался. Забыл все дорожные муки.   

 На утро попил чаю и собрался, как обещал, встретились на площади с Кадамом Атаевичем. Он где-то минут 35 помучил нас с Хаким-ака.

Уже сильно холодно. Вчера Хаким-ака предупреждал, что в дальнейшем  ветер всегда будет спереди. Так и есть.

В 13:30 дня только докрутил только до Ташауыза. Там встретился старшина, работник ГАИ. Предложил у него дома остаться. Но мне нужно ехать дальше. Он предложил посадить в какую-нибудь попутку. Я отказался. Потом пока я обедал, он покараулил мой велосипед. Веселый парень. Показал мне дальше дорогу, и я покатил. Поздно вечером начал искать ночлег. В одном доме не пустили. Поехал дальше. Замерз до костей, так как одет был легко. И в совхозе им. М. Горького приютил парень молодой.

31 октября

Это опять Туркмения. Хозяин дома Рахметолла, молодой, женат, двое детей, мать. Что интересно здесь нет талонной системы. - Продукты в достатке, – говорит Рахмкет. – Лишь бы деньги были. Правда, работы нет. Работает он в райцентре трактористом. А тут, опять-таки сокращение. Блат сильно существует. Недавно что бы устроиться на новый автобус будущий шафер заплатил 6000 рублей. И говорит, что это нормально. Поели плов, посмотрели телевизор и легли спать. Утром Рахмет дал адрес со ст. Бейнеу, сказав, что я могу остановиться там. Спасибо ему большое.

1 ноября

Это ещё хуже. Ещё две спицы сломались. Делал на ветру. Сделал и поехал. К 11:00 был в Куня-Ургенче. Город разбросан. Заехал посмотреть старые мавзолеи. Посмотрел минарет, самый высокий 61 метровый. Правда уже криво стоит. Рядом мавзолей султана Тепеш XII век. Съездил на Аккала. Снял Арну как вход в Аккала. Потом вернулся и заснял мавзолей Шейх-Наджмиедина Кубора и Султан-Азы(каз) XIV век. Они расположились друг против друга, а в середине старый чинар. Пообедав на базаре поехал на Ходжейли. На одном из развилок не было указателя, и я спросил у мальчика. Он указал на лево. Намотал лишних 30 км. Ещё и ветер усилился. Попал на просёлочную дорогу. В общем с горем пополам вместо 15:00 приехал в 17:00 в Ходжейли. Остановился в гостинице. Номер холодный. Принял душ, постирался, поменял белье.

2 ноября

Утром поднялся и поел. К 9:00 был в пути. На остановке у выхода из Ходжейли остановился у трёх стариков и спросил почему город назван Ходжейли? Самый старый Тасманов Байторе рассказал, что здесь раньше жили много знаменитых хаджи. Среди них и благородные. Рассказал, как один хан отрубил голову здешнему хадже. Потом я их сфотографировал. Нурмаханов Танатыр кавалер ордена Ленина, депутат местного совета, рассказал, что все хуже и хуже становится жизнь. Сахар 1 кг на 2 месяца. Поехал дальше. Пообедал в Лишнабадском районе. Напрасно меня пугали, здесь все нормально. Поговорили с молодыми людьми. Приветливые нормальные парни. Тихо говорят здесь. Правда на экологию жалуются. Вода плохая. Земля стала соленой. Работать устроиться трудно и т.д. В 15:00 приехал в Кунград и тут же без остановки поехал на Акчалак Кырккыз. По пути заехал попить в экспедицию ГУГК (Главное Управление Геодезий Картографий). Они меня за одно и накормили и пожелали доброго пути. Я даже не успел познакомиться. Вечером уже был в Аечалаке. Тут в основном газовики, компрессорная станция стоит. Поселился в общежитие с газовиками. Здесь русские, узбеки, татарин парень живет. Дружно попили чай. Комендантша, Галя ее зовут, говорит, что получили всего 1 кг сахара с мужем на месяц. А детей чем кормить? Зато здесь вино можно купить. Люди удивляются как мол я на велосипеде доехал. Замерзнуть можно и т.д. А газовики хорошие ребята попались. Завтра тяжелый день, дороги разбитые. Надо до ст. Тулей доехать. Педаль новый разболтался, надо подчинить. Скучать не приходится. Работаю на жизнь. А теперь спать.

3 ноября

Утром попил чай с шjферами. Поговорили о жизни. Шjфер бородатый (татарин) так агрессивно нападал с разными вопросами. Почему кто-то имеет три машины, а рабочий нет? Почему кто-то имеет несколько квартир и ещё всех родственников обеспечивает квартирами, а рабочий без дома? Почему простой человек если своровал на 100 рублей получает три года, а тот, кто миллионы чарует тот только выговорами отделывается? Ты парень хорошую задумку придумал. Вот будешь в Москве скажи все и задай все эти вопросы. Почему немцы в ФРГ убегают? Коммунисты все виноваты. Люди в партию вступают для карьеры. Вот такой вот разговор у нас получился за чаем. Потом они мне дали ветчину и масло на дорогу и я поехал. Дорога адская. Пухляк называют водители, как цемент. Один раз упал. Приходится и пешком проходить кое-где. Вообще за день прокрутил где-то 80 км. Сейчас отдыхаю на разъезде №770 до Жамлыка не доехал. Обедал по пути, в степи. Тяжело. Правда ветер хоть не спереди, а боковой догоняющий. Сейчас сюда подъехали ещё трое на жигулях, все грязные, удивляются как я на велосипеде кручу. Они хотят завтра сесть на постылому и до Гурьева. Парни, Болат и Коныратбай угостили меня ужином и я попил чаю. Хорошие ребята. Что характерно здесь не курят, а пользуются насыбайем. Это зелье такое, кладут под язык.

4 ноября

Утром 4-го ноября поехал дальше. Дорога сложная. Паданиям потерял счёт. Хорошо пока велосипед держится. Пообедал на кс. Тулей, станция Жаслык. В магазине пусто. Вечером приехал в Бостан ст. (Бостон-Брюинз). Живут 45-50 семей. Встретили осень хорошо. Здесь нет телевизора. Рядом 14 километрах смотрят, а здесь нет. Правды нет, говорят местные жители. Правда на стороне где деньги. Не верят, в то, что когда-нибудь будет телевизор. Говорят, куда только не писали. Даже приходил корреспондент откуда-то, обещал золотые горы и уехал. Говорят, что возможно их письма не доходят и попросили, что бы я лично показал письмо А. Любимову ведущему передачи «Взгляд» раз уж буду в Москве. Я им обещал честное слово, что отдам письмо адресату. Народного депутата не видели даже. Говорят Першин какой-то.

Адрес: Каракалпакия АССР 743833, Кунградский район, П/о Дальний, Ст. Бостан Саудов Узтурган.

В этом доме я поужинал и долго беседовал с местными жителями. Люди здесь строго соблюдают все виды национального обряда. Стол накрыт на полу. Подадут подушку под бок и ешь лёжа. Бешпармак едят без ложки. Правда чай тут с молоком черный, а то я уже зелёный от зеленого чая. Дома в аварийном состоянии говорят местные старожилы. Но это их особо не пугает, хотя жалуются, что пора бы новые дома построить. Но главное все-таки телевизор. Дай Бог конечно чтобы сбылась их мечта!


Кунградский район (Начало Устюртскго плато)

5 ноября

Утром встал поздно 8:00. Попил чаю, хозяйка подарила рукавицы, правда разные по размеру, но зато тепло. Ночью пошёл дождь. Грязь тут очень вязкая. Сразу упал хорошенько. Но потом приспособился. Ветер встречный. Сегодня день какой-то не везучий. Две трубки проколол. Вечером доехал до разъезда  944 км. Там познакомился с парнем по имени Андрей. По национальности казах. Тоже любитель велосипеда. Ездит на работу 10 км и домой. Живет на ст. Каракалпакия.

6 ноября

Утро. Густой туман. Видимость 6-7 метров. Андрей просил не уходить далеко от рельсов. Странно как то дует довольно сильный ветер и густой туман.

Сегодня днём наткнулся на дурного верблюда. Нападал прямо, я за столб спрятался. Стоял минут 30, чуть отойду от столба, так нападает. Потом проезжал поезд товарный. Когда приближался поезд я перебежал рельсы и переключился на максимальную скорость. Благо пронесло. Если бы не поезд черт знает, чем бы закончился наш дуэль. Очевидно я ему представлял какой-то научный интерес. Но мне, ещё раз повторяю крупно повезло. Попозже мне жители ст. Акжигита говорили, что есть тут дикие верблюды, «Бура» их называют.

Говорили, что после «Акжигит» будет хорошая трасса, но увы грейдер посыпан щебеню, и вся трасса бугристая, «шифер» называют такую дорогу по терминологии водителей. Плюс после дождя грязь вязкая. Где то 2 км пришлось велосипед тащить на себе, так как колеса уже не крутились. В 7:30 приехал в Бейнеу. Наконец-то преодолён Устюрт- Барса-Кельмес. Я рад, что все благополучно.

Потом в АТП познакомился с Айтбаем, водитель почты. Был немного выпивший в честь праздника. Я искал один адрес, который дал мне Рахмет. Но хозяина дома не было, а хозяйка испугалась моего внешнего вида. Потом поехал до Айтбая. Он обрадовался, что я пришёл. Поставил «Шампанское», но я не разрешил открывать. Поужинав, посмотрел фильм и пошёл на вокзал. Опаздываю графиком, решил нагнать немного. Сел на товарняк (товарный поезд) и поехал в полувагоне. Хорошо здешнюю систему я прекрасно знаю. Ночь была сильно холодной. Я подремал, но в основном замерзал.


Барса- Келмес

7 ноября

Днём приехал в Макат. Да, спасибо Злихе, жене Айтбая. Она на дорогу мне ещё завернула лепешку с маслом и сладости, как называется не знаю. Оставил им свой адрес. У них ул. Новая 16. Покрутился в Маскате и поехал в Доссор, 36 км. Вечером приехал в гостиницу города. Как везде, в магазинах пусто. Купил хлеб, попил чай.

8 ноября

Утром 8-го у меня сильное расстройство желудка. Попил сырой воды. Ребята предупреждали, что до Гурьева пить сырую воду нельзя. Такая слабость, что еле двигался. Потом немного оклемался. Думал поеду, куда там, лучше отдохнуть. Пошёл в санчасть скорой помощи, но там никого нет. На двери висит замок. Рядом поликлиника, но там врач был занят чаем и возможно ещё чём-то праздник ведь, культурно попросил выйти, сказав, что скорая возможно по вызову поехала и чтоб я ждал на улице. Я скрипя зубами удалился и думал, интересно вспоминают ли они хоть иногда клятву Гиппократа. Постояв ещё минут 20-30 ушёл. Вернулся, а гостиницу, завернулся тёплым одеялом и лёг спать. В обед разбудила вахтерша. Она приготовила обед, и мы пообедали. У меня немного появился аппетит. Попил горячий чай. Много интересного непонятного вообще. К примеру, на ст. Акжигит в 150-ти метрах проходит газопровод (природный газ), бери и пользуйся, а жители топят уголь. Говорили, что с 1970-го года так. Вроде обещали газифицировать, а воз и ныне там. Не мог я дойти до истины, кто все-таки виноват. Одни говорят, что совхоз не может оплатить, другие говорят, что нужно толкача сверху иметь. А о депутатах говорить нечего. Говорят, они обещают только перед выборами, а после и не увидишь. Такая же система в Бейнеу. Одна половина газ, другая уголь. Айтбай говорит, что здесь ещё все как при Брежневе. Вот заменить бы первого секретаря и молодого кого-нибудь поставить, возможно тогда будут кое-какие сдвиги. Тут говорит правитель-деньги.

Доссор посёлок сравнительно небольшой. В основном промысловики. Нефть качают. Основное население казахи. Работают в основном на промысле, две автобазы, стройка. Другого хозяйства нет. Держусь личный скот, кто верблюдов, кто коров, баранов и т.д.

Отремонтировал супер и смазал цепь. Заменил одну спицу. Это уже десятая спица. В запасе ещё четырнадцать и пять трубок. Часто вспоминаю друзей. Очень хотелось бы поговорить с Сергеем Исаковым, Геной, пошутить с Серёжей Сорокиным, Виктору Голикову руку сильно пожать, потрясти и засмеяться. Хочется повидать, хоть на чуток Гульмиру, Макпал, Толеу, Бибигуль. С удовольствием бы попил чаю дома с друзьями, Мадияром с семьей, Согумюанвым, Ушбаевым и конечно же братья Сакеновы. С большой охотой посетил бы клуб туристов, пожал бы всем руки, начиная с Олега Рудольфовича Маи и всем там кто будет. Забежал бы Юрику Смагулову, на Дамира посмотреть. С Эдуардом Дрохенберг поговорить. Манарбека, Романа увидеть. Разве всех перечислишь. С великим удовольствием поговорил бы с Володей Крохмаль, ну конечно же был бы здесь Ревизор. Я бы ему взятку дал в виде ручного пулемета, что бы отстреливаться от мафиози. До чего же я люблю вас друзья, сразу всех и каждого в отдельности. Великие люди всегда остаются скромными и в стороне. Как же я чуть не забыл вспомнить Николая Ивановича Куликова, тренера моего по борьбе. Я бы как с отцом встретился с ним. Так же непросто сейчас побеседовать с Дрекслер Владимиром Залмановичем о жизни. Позвонил бы Шаку Темиршотавне, Наташе Глушковой, Елене Яковлевне. Узнал бы как там дома, и что у них нового? Вот так вот мечтаю сижу.

Завтра в Гурьев, а там Россия. Как-то интересно, что ждёт впереди. Если бы видели, как выглядит у меня сейчас велосипед. Как будто я окунул его в болото или грязь. Все замёрзло и не чистится.

9 ноября

Утром попил чай с азербайджанцем с соседней комнаты. Мы даже не познакомились. Рассказал, как можно в Агдаме купить пистолет или автомат. Возможно и не правда. Но по его словам, там каждый второй на базаре торгует. Только надо спрашивать «Курица есть? Цыплята тоже». Ответят, что есть давай деньги. Курица - пистолет, а цыплята - патроны.

Потом я поехал в Гурьев. Дорога плохая. Ремонта в некоторых местах вообще нет, крупный щебень. Пришлось пешком пройтись. В 16:00 приехал в Гурьев. Дал ещё не стал ехать, так как ещё не полностью выздоровел. Принял горячий душ. Походил немного по городу. В магазинах нет колбасы, мяса. Правда сахар на талоне есть. По трассе не встретились проселки. Вечером пораньше лёг спать. Во сне видел Мадияра, Серика, Кулянду и Сауле. День получился очень тяжёлый. Дороги адские. Теперь я понимаю, почему у нас нигде не проводят международные велогонки. На пути заезжал в пос. Аккыстау. Задержал участковый, видимо думал в праздник бандита поймал. После подошёл лейтенант, посмотрел документы и отпустил. А тот, который задержал говорит, печати в бланке нет и все. Есть же на белом свете тупые милиционеры. А вообще жители Аккыстау довольны перестройкой. Только вот исчезновения мыла, порошков не могу понять. Вот такие дела.

Вечером не доехал до населенки, остановился у какой-то стоянки чабанов, но там не разрешили остаться. Поехал дальше, уже почти стало темнеть, в двух км от трассы увидел дом, повернул туда. Здесь живут чабаны, в общем, разрешили остаться на ночлег. Да, сломал ещё одну спицу. Устал капитально. Надоело, шастать по пустыне. Здесь тоже пустота круглая. Кроме верблюдов никого нет. Но увы, я сам выбрал этот путь. Самому теперь и выкарабкиваться. Чабаны аккуратно загоняют овец в кошару. Вообще плохо с оплатой, 47 коп. за голову платят в месяц. А это делится на несколько человек, в итоге получается мизер.

Дети учатся в Джамбае, сейчас каникулы и они помогают пасти овец.

Хозяин дома Байболат Сариев скупой на слова, доброй души человек. Мне было не удобно постоянно задавать вопросы. Я буквально вытягивал слова. Работает чабаном уже 13 лет. Живут на отшибе от цивилизации. Летом уходят в глубь, куда-то где лучшие пастбища, за 500 км, а зимой на зимовье, где сейчас мы сидим. Здесь два чабана живут. Второй еще не пригнал овец из джайляу. Как живут в таких условиях, я просто не понимаю. Свет - движок полевой. Телевизор редко отсутствует, газету я видел только июньский номер. Транзистор почему-то плохо ловит даже «Маяк» не говоря про республиканские передачи, хотя новый. Дом в запущенном состоянии. В общем живут как кочевники. Действительно адская жизнь. Я даже не стал спрашивать помогает ли совхоз, если бы заботились, отремонтировали бы хоть дом. В совхозе у них нет дома, так как весь год они на отгонах. Вечером поели вкусный суп, а потом шубат. Лёг спасть позже обычного.

11 ноября

Утром попил чаю, поблагодарил хозяев и поехал. Да, вчера видел трех  лебедей, сегодня тоже. Дорога местами щебень, камни. Трасса ужасная. Обедал в степи. Разжег костер, нагрел чай. В пути нет населенки. Через 105 км ст. Голюшкино. Не остановился, проехал мимо. Пробил все-таки переднюю трубку. Поставил другую, но что-то пропускает где-то воздух. Все время подкачиваю. Вечером приехал в с/з Котяевка. Граница РСФСР и КазССР. Через 7 км Россия. Остановился в гостинице. В основном казахи. Русские и те по казахский говорят. Хлеб здесь очень плохо пекут, молодежи мало. Вечером в клубе проводили торжественные проводы в ряды СА двух молодых парней. Потом танцы. Но танцевать не кому. И я пошел к себе. Утром надо под шаманить велосипед. Попил горячий чай.

12 ноября

Утром 12-го отремонтировал и смазал ходовую часть руля. На пароме переправился через реку Кигаш. Поблагодарил паромщика и поехал на Астрахань. За рекой уже Россия. Здесь в основном казахи тоже. До Красного Яра проселочная дорога. Пески тут желтые. Думал, в России хоть будет лучше дорога, куда там, такие дороги мне и не снились. Вот где испытание на нервы. Хочется топить, но тогда коня потеряешь, терплю и еду потихоньку. Обедал с заключенными где-то на переселенном пункте, «4000». Так называется лагерь, где работают  газодобытчики Астраханской области. В 1982 году здесь был заброшен первый десант людей (очевидно 4000 заключенных, так как местность называется 4000). Позже я поговорил с несколькими работниками, но они почему-то ничего не знают. Мне кажется здесь боятся даже друг друга. После обеда проехал где-то 15 км и снова щебень. Ехал, шел в общем вышел на асфальт. Вечером приехал в колхоз Хошеутово. Остановился в гостинице. Живут казахи и русские. Время здесь уже московское.  В Астрахань не стал заезжать. Покатил на Волгоград. В Тбилиси говорили закрыт перевал крестовый. А когда откроют не известно, так что еду по другому маршруту.  Странные люди попадаются. Здесь дальше 30-ти км не знают, что там и как. Днем спрашивал у двух офицеров из «4000», знают куда ведет трасса, а какие населенные пункты есть по пути не знают. – Не интересовался, - говорит старший лейтенант. Мне кажется живут туту только для себя, возможно мой внешний вид их пугает, в общем что-то не чисто.

13 ноября

13 ноября-понедельник. Не зря говорят «Чернова дюжина». В 8:00 выехал из гостиницы. Дорога в начале пути нормальная, потом асфальт кончился. Гайдер, понятное дело щебень. По пути нет столовых. Даже в Харабали сказали только в центре. Но туда не стал ехать. Хоть город сравнительно не большой, уже 200 лет. Поел хлеб, попил воду, завтрак туриста. В магазинах хлеб 35 коп., тушенка говяжья – 4,50 руб. литровая банка. Есть варенье клубничное 1,70 руб и джем из слив. Хотелось купить банку клубники, но деньги еще нужны, и так мало. Днем хотел проехать по проселочной дороге и уехал не туда. Аж в 9:00 вечера, то есть уже ночью приехал в Баскунчак. Это 40 км в сторону от трассы, то есть до Ахтубинска. Сказали, что опять будет щебень. Пришлось сесть на дрезину (местный поезд) и до Ахтубинска. Переночевал на ж/д вокзале. В Баскунчаке говорил с одним человеком, говорит в командировке здесь. Он сказал, что ночлег искать бесполезно, что люди здесь не те, зимой снегу не выпросишь и т.д. Я был очень уставший и в самом деле не стал искать ночлег, а сел на дрезину и доехал до Ахтубинска. Выспался неплохо вообще-то, хотя спал где-то 6 часов. Очень не могу привыкнуть к часовому поясу, все-таки уже 3 часа разницы. Смотрю на часы 14:00, а ведь у нас уже 17:00 и у меня начинают уставать ноги так как я всегда педали крутил до 17:00-17:30. Думаю, что скоро привыкну. Вчера где-то 5 км шел пешком. Наловил дюжину колючек. Погода нормально сравнительно. Ветер сильный. Да, еще трасса, как Амурские волны, подъемы, спуски, просто устают нервы. Переднее колесо что-то стучит, наверное, уже девятка. Лишь бы дотянул…

14 ноября

Сегодня у меня юбилей, месяц ровно как я выехал из Алма-Аты. Утром как всегда перекусил всухомятку, запил водой и вперед на Рим. До Волгограда осталось приблизительно 150 км возможно чуть больше. Дорога сразу скажу не сахар. Бетонная полоса и через 6 метров стык, да и между стыками трещин полно. Бьет сразу по мозгам и такая монотонность. И разогнаться нельзя. Так тянулся этот барабан 50 километров до Капустин Яра. Интересные здесь названия поселков, я даже не успеваю запоминать. Проезжал мимо поселка с интересным названием «Солярка». В обед доехал до г. Ленинск.

В первой столовой куда я зашел, была огромная очередь. Думал куплю булочку и поеду, без очереди не дали. Пришлось поехать дальше, и через 1,5 километра зашел в автопредприятие. Там столовая только для своих. Но женщина меня там накормила без всяких очередей и денег. Вернула мои деньги, сказав, что в пути еще пригодится. Я даже не спросил, как зовут эту добрую женщину. Говорит, что рабочие здесь не так уж хорошо живут. Магазины пустые. Хорошо живут только те, у кого власть в руках. У них все и сахар мешками и дубленки уцененные и т.д. Я поблагодарил добрую женщину и поехал дальше. В 15:30 приехал в г. Волжск и там заблудился. Никак не мог найти трассу на Волгоград. Целый час с лишним ездил по городу, к вечеру нашел трассу. Но уже поздно, поэтому остался ночевать в Волжске. Поел на 1,80 рублей. Все дорого. Масло по талону в магазине. Я хотел купить не дали. Город сравнительно молодой, много заводов. Устал сильно. Голова от тряски болит. Поеду прямиком на Москву, деньги кончаются. Колено стало опять ныть. Нет дорожных указателей, а спрашивать иногда просто не удобно.

15 ноября

Ночью два раза проверял милиционер. Утром пораньше встал и поехал на Волгоград. Ночевал в Волжске на ж/д вокзале. Днем был уже в Волгограде. Там написал письмо в Алма-Ату и отправил. Пообедав поехал в сторону Москвы. В Волгограде тоже ничего нет. Масло, сахар по талону. Даже нет маргарина. Не удалось толком поговорить с людьми. Сегодня днем проколол переднюю шину. Поменял спицу одну. К вечеру приехал в хутор Авилово. Искал ночлег. Приехал в общежитие, тут работники из Волгограда работают по договору.  Пустили переночевать. Даже встретил земляка из Караганды, Володей зовут. Тридцать лет жил в Караганде говорит. Мужики накормили. Попил чаю. Сегодня целый день стоял туман. Тяжело ехать по трассе. Машины чуть не сбивают. Особенно когда попадается встречный транспорт и тебя обгоняет другой автомобиль. Трасса узкая и мне приходится съезжать с трассы. А так дорога ровная. В тумане еще плохо видно. Тут тоже очевидно никакого порядка нет. Бардак, говорят мужики. Как в песне Высоцкого «Синева кругом, как не выть». Тут не только завоешь. Ночью мужики напились самогону и до 3-х ночи не давали спать. Потом как-то успокоились и легли спать.

16 ноября

Утром встал в 7:00 утра. Собрался, попил чай, поблагодарил мужиков, попрощался и поехал. Утро туманное, дорога мокрая. До обеда, до такой степени вымок и стал грязным от брызгав машин, что меня не возможно было узнать. В 11:30 приехал в колхоз Ветютнев Фроловского района Волгоградской области. В трех километрах от трассы, столовая кормит только своих, но меня как исключение очень сытно накормили. Поговорил с поварами. Очень интересуются как живут люди средней Азии. Говорят, что они ничего не видят кроме телевизора. Поблагодарив женщин, поехал дальше. По дороге встретил парня, охотника, ничего хорошего нет говорит он. Все по-старому и т.д. Остановился у обочины трассы, смазал велосипед, подбил педали. Через 2 часа был у какой-то свинофермы. Решил остаться здесь. Поговорил с бригадиром Кузнецовым Александром Петровичем. Даже близко не подпускает. Даже к свиноферме нельзя подходить. Время не то говорит бригадир. Это раньше пускали путников, а сейчас не возможно, вряд ли кто пустит на ночлег. Бесполезно искать сказал он. И я не стал особо уговаривать бригадира, просто не хочет разговаривать. Подходил еще к двум мужикам, они тоже не охотно отвечают. Сторож, молодая девушка, хотела поговорить, но бригадир отрезал и она замолкла. Диктат какой-то. Придется ночевать где-нибудь на сеновале. А на улице холодно страшно. Думаю, этот вечер у меня останется на долго. Уже темно и мне наощупь придется искать сеновал. Остальное допишу завтра. До Москвы 800 км, даже чуть меньше.

17 ноября

Утром рано собрался и ушел из свинофермы. Как и предполагал ночевал на сеновале. Глубоко закопался в скирде. Вообще-то не так уж страшно. Когда холодно стараюсь всеми пальцами шевелить и минут через 10 тепло становится, и я засыпаю. Кругом грязно, вчера и сегодня шел снег с дождем. Сегодня ветер встречный, боковой, тяжело особенно когда встречный транспорт, а их сейчас как на зло много. Думал в России будет ровная дорога, наоборот здесь хуже. Подъемы такие затяжные, правда трасса хорошая, если бы не ветер было бы гораздо легче. В связи с финансовым кризисом, перешел на черный хлеб и маргарин. Уже второй день обедал опять на поле. По трассе здесь никого нет. Ближайшие деревни минимум 5-3 км от трассы, а то и 10 км. Почва здесь чернозем, земля такая черная, как уголь, вязкая такая. Утром я колоса целый час мыл, еле отмыл. Ночью приснился сон. Во сне видел нашего прораба Карлыгаш, странно как-то никогда бы не подумал, что она приснится. Вечером доехал до поворота на Поварино, до поселка 10км. Заехал в какой-то хутор. В магазине купил хлеб. У мужиков спрашивал где и как можно организовать ночлег. Все дружно промолчали, хотя до этого говорили со мной, как и на что живут. Не стал никого упрашивать, а поехал на трассу, у трассы нашел скирду и утроился в скирде. Откапал жилье. Поужинав лег спать. Днем у поселка Фаминка видел наш военный самолет военных лет (1941 г) врезавшийся до половины, даже больше пол корпуса в землю. Никаких надписей, но видно, что за самолетом ухаживают. Постоял с минуты и поехал.

18 ноября

Сегодня ветер изменился, тоже боковой встречный, только справа. Холодно, вода во фляжке замерзла, пришлось воду со льдом пить. Покрапывает снежок. Крутить тяжело. Здесь много леса. Вдоль трассы лесопосадка. Кругом белым бело. Воздух свежий. Ну холодок есть. Руки и ноги замерзают. Проехал уже Воронеж. 40 км от трассы. Заезжать не стал. Обедал на поле. Перед обедом заехал в колхоз Алексеевка. Купил хлеб, сахар, маргарин. Поговорил с мужиками. Строят новые дома, где-то 30 домов. Пригласили остаться работать у них. Мужиков говорят мало. Вечером уже был на территории Тамбовской области. В Воронежской области думал НЛО встретить, к сожалению не встретил. В вечеру приехал в хутор «Прудовка». Здесь нет ничего, ни магазина. В пятницу и во вторник приезжает автолавка, говорила одна пенсионерка. Где-то 40-50 дворов, а раньше жили больше, все уехали. Новые теперь стоят дома, в надежде что приедут с города. А так деревка стоит на хорошем месте. Занимается животноводством и полеводством. Сдают молоко. Остановился у старика, дяди Вани Бесова. Дед живет один, все делает по хозяйству сам. Даже корову доит. Сын вроде в городе живет. А супруга умерла. Колхоз Паново. Пан-Кусты. Дед 1911 года. Говори прошел огонь и воду, и медные трубы. Воевал связистом до 1945 года. Участвовал в разгроме Японской армии, имеет боевые награды. Мы так себе поговорили в начале, потом дед разговорился. Странный у него лексикон выражения. «Убить медведя» говорит, когда хвастает чуток. Потом мы с дедом поужинали. Только дед не грамотный и жалеет, что не смог когда-то получить хотя-бы начальное образование. Мечтал стать шафером, но не получилось с учебой. Посмотрели старые фотографии. Долго еще сидели. Дед рассказывал о войне.

19 ноября

Утром дед собрал мне на дорогу еды, дня на два, а то и больше.

- Да, сынок, тебе крупно не везет. На улице сильный буран. Ты лучше садись на автобус и до Тамбова.

- Спасибо дед, выйду на трассу, там видно будет.

После этого разговора, я еще раз поблагодарил деда Ивана и пошел на трассу. До трассы 2,5 км. Снег глубокий, велик пришлось тащить на себе. А на трассе лучше. Правда гололед страшный. Ветер боковой, чуть потерял равновесие, считай летишь метров на 25 по трассе вместе с велосипедом. Плюс к этому видимость плохая, 10-12 метров. Каждый раз проезжая мимо постаментов погибших водителей на трассе думаю, не исключено и для меня тоже друзьям придется делать такую штуковину. Но пока несчастья обходят меня стороной. После обеда стало лучше. Ветер немного стих. Заехал в какой-то хуторок, набрал в колодце воды. Педали тяжело крутятся, все замерзло. Тормозная колодка забивается снегом, от трения таит и превращается в лед. Менял спицу в холоде, руки не слушаются, ботинки намокли, потом стали ледяными. К вечеру еле живой докрутил до автовокзала. Согрелся и поехал на ж/д вокзал, чтоб отоспаться. Сегодня впервые работники ГАИ официально ругали, но отпустили, сказав, что по пути все равно остановят. Все устал, продолжу позже.

20 ноября

После Тамбова сложность трассы стало вдвое выше. Снег утром довольно глубокий. К колесам прилипает снег и превращается в лед. Велосипед стал тяжелым. Приходится все чаще останавливаться и сбивать лед образовавшийся между колесом и вилкой. Ох как холодно по утрам. Еду и бегу, меняясь. Где-то 30-40 мин езды и минут 10 бега с переходом на быстрый шаг, для разогрева ног. Не до разговоров просто. В Ряжск приехал, уже темно. Нашел подвал пятиэтажного дома, где в общем то не плохо. Даже свет есть. Закрылся и спать лег в машинном отделение кажется. Сколько я сегодня наслышался всяких нецензурных слов в мой адрес, другой бы возможно не выдержал. Понимаю водителей, которым я своим присутствием на трассе создаю неблагоприятную ситуацию. Вот поэтому приходится молча ехать.

21 ноября

На трассе оживленно. Ноги почему-то мокрые. Ботинок, особенно левый стал дубовым. Жаль нет валенка. ГАИ опять задержал. Обложил прям русским матом. Не буду цитировать и так ясно. Возможно на его месте, я бы тоже так поступил. Правда отпустил, предупредив что водители могут побить. В обед съел около пол булки замерзшего хлеба с маргарином и сахаром. К вечеру на подходе к Михайловке остановили работники ГАИ ехавшие откуда-то. Без всякого разговора хотели проколоть шины. Потом я сказал, что сам разберу велосипед и разобрал. Они интересовались откуда еду. Узнав, что из далека, посадили в машину (УАЗ) и привезли в ж/д вокзал. Пришлось сесть в поезд. В общем в вагоне бардак. Ехали еще Тамбовские хулиганы на драку в Москву, где-то человек пятьдесят. Даже в Москве не реагировали милиционеры на их поведение. Просто качают головами и все. Зато меня несколько раз задержали, хотя внешне мы ничем не отличаемся. И я, и они были грязными. У них притом телогрейки исписаны разными фразами. Потом я позвонил Саше, другу и приехал к нему домой.

 

К сожалению Тыныштыкбай не дописал дневник, так как по территории РФ в ноябре месяце было очень холодно. И лишний раз останавливаться путешественник не хотел. Однако цели он своей достиг.