Секция альпинизма, туризма и скайраннинга Alpine Asia Team имени Геннадия Дурова

Алматы - Питер (I)

21 Июнь, 2018

Все мы по-разному приходим к активному образу жизни, любви к горам, спорту. Кого-то вдохновляют друзья, соседи, фильмы, истории. А кто-то на примере родных начинает активную, спортивную жизнь. Сегодня расскажем об отце нашей Кымбат - Картабаеве Тыныштыкбае Шармухановиче, его биографии и велопутешествии по маршруту Алма-Ата - Санкт-Петербург.

Дневник «Путешествие из Алма-Аты в Петербург»


Картабаев Т. Ш.

Введение

Увидеть мир – мечта каждого человека. Сколько всего нового и прекрасного таит в себе наша планета. Сколько на свете стран – столько и неизведанных далей, дорог и открытий. Кого-то манит нетронутая человеком природа, а кто-то хочет побывать в шумном мегаполисе с небоскребами и миллионами людей, кому-то хочется открыть тайны многовековых замков и дворцов, кого-то манят высочайшие вершины мира, а кто-то мечтает о теплом солнце на морском побережье.

Каждая культура уникальна и таит в себе обычаи и традиции, открыв которые мы сможем ближе узнать других людей. И все это манит и очаровывает, притягивает нас.

Под комбинированным туром понимается, как правило, сочетание в одной поездке либо нескольких различных видов и целей отдыха, либо одновременное посещение разнообразных стран, государств или городов. В последние годы подобные путешествия приобретают все большую популярность, так как значительную часть туристов, уже не устраивает однообразие стандартных путевок или простой пляжный отдых.

Поэтому все большим спросом пользуются самые разнообразные сочетания целей путешествия, а также его маршрутов. Например, огромную популярность приобрели туры по Европе, предоставляющие туристу возможность побывать сразу в нескольких странах, задержавшись в каждой из которых всего лишь на один-два дня. Это времени вполне хватит, чтобы посетить наиболее значимые и известные достопримечательности с использованием специальных экскурсионных поездок.

Картабаев Тыныштыкбай Шармуханович совершил свое путешествие от Алма-Аты до Ленинграда в 1989 году. Средством его передвижения был велосипед, его железный конь. Путешествие заняло чуть больше месяца. Свой путь он начал 14 октября 1989 года.

 Его маршрут пролегал по Великому   Шелковому Путь до Хорезма, через Устюртское плато и одно из самых загадочных мест – Барсакельмес, через порт на Каспийском море, раньше называвшийся Гурьев (г. Атырау), через любимый город Петра I – Астрахань, через город Москва, который был защищен в годы Великой Отечественной войны двадцатью восемью героями панфиловцами, к городу с разводными мостами в белые ночи, к городу мечты – Санкт-Петербург.


Маршрут путешественника Картабаева Т.Ш.

Биография

Тыныштыкбай родился в большой казахской семье в 1955 году 1марта. Родился он и вырос в Павлодарской области, в поселке Новотроицк.  В семье было шестеро сыновей, среди которых Тыныштыкбай был пятым. Отец Шармухамед был человеком честным и очень строгих принципов. Работал он взрывником на руднике по добыче золота, в поселке Бестобе, Акмолинской области. Мать Сагиля была спокойной и доброй женщиной, воспитывавшей шестерых сыновей.

В 1958 году кормильца семьи не стало, и весть семейный груз на себя приняла мать, и старшие братья. Лишившись отца в 3 года, детство, как и у многих семей того времени, было не сладким. В Советском Союзе ничего не было: ни продуктов в магазине, ни одежды, ни тебе мебели с электроникой; все жили впроголодь, ходили в обносках по 20 лет, и при этом улыбались и веселились, а всё от того, что народ был наивным и доверчивым, и верил в скорый приход светлого будущего.

В школьные годы, как и многие в то время дети, Тыныштыкбай был озорным ребенком. Учился в казахской школе и очень любил литературу. Однажды написал сочинение на казахском языке в стихотворной форме.

После школы в 1973 году Тыныштыкбай был призван в армию в город Алматы. Служил он в военном городке РВ – 90. В 1974 году от рака скончалась мать Сагиля, на похороны Тыныштыкбай примчался в своей военной робе.

Город Алматы очень понравился Тыныштыкбаю, и он влюбился в теплый климат Заилийского Алатау.

После двух лет службы в армии, решив остаться в Алматы, Тыныштыкбай устроился плотником в АДК (Алматинский Домостроительный Комбинат). Всю зарплату он нес в детский дом №1(Баганашыл) Алматинской области. Дети были его отдушиной и вдохновением.  Судьба как-то свела его с детдомовцами. Он ужасался тому, как много их в одной только красивой и респектабельной Алма-Ате. У казахов вообще не принято бросать детей. Если в какой-либо семье случается горе, оставшихся ребят забирают родственники, соседи, знакомые люди. Ни одному ребенку не дают осиротеть. Но что-то случилось в этом мире, ему было нестерпимо больно за свой народ, у которого становится все больше несчастных детей.

Однажды, поразившись жестким равнодушием наших чиновников, шефствующих над детдомом №1, он пошел в профком и купил для ребят на свои деньги однодневные путевки на базу отдыха «Горная сказка». Опубликовал об этом материал в многотиражной газете. На следующий день был вызван к директору объединения. Думал, что его выгонят с работы, но, к счастью, ошибся. Они нашли общий язык. И в сентябре панельный завод предприятия положил на сберкнижки первоклассников детдома по 130 рублей.

В 80-х годах Тыныштыкбай столкнулся с таким видом спорта, как дзюдо. Спустя некоторое время, благодаря усердным тренировкам и интересу к спорту, он достиг титула мастера спорта по дзюдо.

Затем в 1986 году 17-18 декабря произошла огромная трагедия, для всего Казахстанского народа. В ходе трагических событий Декабрьской революции погибли люди, многие были ранены и травмированы. Весть о разгоне демонстрации всколыхнула весь Казахстан. Во многих городах республики прошли аналогичные выступления, также силой подавленные властями. Последекабрьский период был ознаменован в Казахстане усилением тоталитарных и репрессивных функций государства. Число задержанных составило около 8,5 тыс. человек. Возбуждено 99 уголовных дел (46 человек через некоторое время были реабилитированы). Приговорены к расстрелу 2 человека; 83 — к лишению свободы от 1,5 до 15 лет. 52 человека были исключены из партии, 787 — из членов ВЛКСМ, 1138 — получили комсомольские взыскания, 12 ректоров вузов освобождены от занимаемой должности, 271 студент отчислен из учебных заведений, 1200 человек были уволены из Министерства внутренних дел, 309 — из Министерств здравоохранения и транспорта.  Тыныштыкбай также оказался в числе той молодежи, требующей объяснить причины избрания Г. Колбина и протестующей против игнорирования Москвой интересов республики.  В тот день с собой на площади у него был фотоаппарат ФЭД, на который он делал снимки всего происходящего. Однако сотрудники МВД поймали его и посадили в тюрьму на две недели.

Затем на работу пришла докладная о том, что Тыныштыкбай был участником декабрьской революции, после чего были собраны все члены профсоюзного комитета по вопросу увольнения Тыныштыкбая и ссылки на родину в Павлодарскую область. На тот момент председателем профкома   был Владимир Залманович Дрекслер. Вызвав Картабаева Т.Ш. на «ковер», В.З. Дрекслер задал вопрос. - Зачем и по какой причине он находился на площади? На что Тыныштыкбай ответил: «Как я мог не быть там? Когда моих соотечественников, братьев и сестер избивали, как вы думаете, где я должен был быть? Я патриот своей страны и не мог сидеть дома и отсиживаться». Владимир Залманович на тот момент поручился за Картабаева и взял под свою поруку.

В 1987 году Картабаев участвовал в советской экспедиции «Человек и пустыня». Целью путешествия было проведение автономного пешеходного перехода через ненаселенную местность в экстремальных летних условиях на специальной малобелковой диете, состоявшей из продуктов повышенной биологической ценности. Во время похода выполнялась небольшая научная программа (проводились психофизиологические исследования, и по заданию института питания испытывалась биологически активная пищевая добавка). В задачу экспедиции входило также обязательное посещение разрушенного древнего городища Карамерген и его фотографирование.

В 1989 году Тыныштыкбай отправился один в путешествие от Алма-Аты до Санкт-Петербурга в ноябре месяце на велосипеде. Его путь пролегал через удивительные красоты Казахстана, исторические места Узбекистана и суровые морозы России. На протяжении пути он вел дневник. Кроме сугубо спортивной цели по заданию главной редакции молодежного и детского вещания казахского радио он ведет сбор материалов на тему отношений между народами Советского Союза.  По итогам пробега «Мир-89» готовился цикл передач. Его маршрут пролегал по Великому   Шелковому Путь до Хорезма, через Устюртское плато и одно из самых загадочных мест – Барсакельмес, через порт на Каспийском море, раньше называвшийся Гурьев (г. Атырау), через любимый город Петра I – Астрахань, через город Москва, который был защищен в годы Великой Отечественной войны двадцатью восемью героями панфиловцами, к городу с разводными мостами в белые ночи, к городу мечты – Санкт-Петербург.

Так же в 1989 году в феврале Тыныштыкбай принял участие в движение Олжаса Сулейменова «Невада-Семей». Ядерные взрывы содрогали землю, а ветер разносил радиацию по всей нашей планете. Взрывы гремели не только на Семипалатинском полигоне, но и в других частях Земли. Американские ядерные взрывы звучали над Японией, в пустынях Невады и Аламогордо, на Маршалловых островах и трех атоллах в Тихом океане. Французы взрывали на атоллах Муруроа. Англичане испытывали ядерные оружия на островах Монтебелло на территории Австралии, на острове Рождество в Тихом океане. Китай испытывал на полигоне Лобнор, недалеко от наших границ. По рассказу видного американского ученого Бернарда Лауна, «за 45 лет испытаний ядерного оружия в атмосфере было выброшено радионуклидов суммарной активностью 6,3 триллион кюри». Это 42 тысячи Хиросим. После Второй мировой войны всего на земле было произведено 1055 ядерных взрывов. Участвовал он в этом движение в память о своей матери, которая умерла от рака. У него так же была куртка, на которой была надпись «Невада-Семей», в последующем он сдал куртку в Городской музей Алматы.

В 1990 году Картабаев Т.Ш. прошел Каракумы под руководством руководителя Эмиля Львовича Баля. Путешествие 3 к.с. по пустыне Восточные Каракумы, совершено с 3 по 12 июля 1990 года группой туристов из Алма-Аты, Ленинграда и Москвы. Целью путешествия по Восточным Каракумам было проведение автономного пешего перехода большой группы людей через малонаселенную пустынную местность в экстремальных летних условиях, как с опытом подобных переходов, так и новичков, и проведение психофизиологических исследований по специальной программе. В ходе перехода проходил дальнейшую апробацию рацион питания, разработанный для экстремальных условий пустыни.

Уже в 37 лет Тыныштыкбай тренировался в секции гиревого спорта у экс-рекордсмена мира Владимира Дрекслера.

В 1992 году в Барселоне проводились Летние Олимпийские игры. Куда Тыныштыкбай решил добраться один на велосипеде. Доехать ему удалось к сожалению, только до Польши. Причиной стало то, что ему не дали визу в Польше. В его биографии таких путешествий было много, он объездил почти весь Казахстан на своем железном коне.

В 1993 году в свои 38 лет Тыныштыкбай женился на спортсменке со вторым разрядом по альпинизму. Через год у Тыныштыкбая и Нурсагат родилась дочь. Несмотря на все семейные хлопоты, Тыныштыкбай не терял энтузиазма и в 1999 году горел идеей создания дворового клуба для детей.

Каждое утро Тыныштыкбая начиналось с пробежки. Увлеченного бегуна давно подметили соседи, и вот уже 20-30 желающих убежать от собственной вялости присоединились к бегуну. Сборная парка обосновалась в парке на пересечение улиц Жамбыла и Гагарина. Правда, в увядающем и заброшенном месте отдыха совсем нет условий для нормальных тренировок, но на первых порах людям было интересно просто двигаться, просто бегать. Однако, наблюдая за детьми, Тыныштыкбай подметил, что подросткам мало одного бега, им нужны развивающие спортивные игры, соревнования, эстафеты, тренажеры, теннисный стол.

Десять лет назад, когда Картабаев дружил с первым областным детским домом, он приходил к детям по собственному желанию. Проводил с ними уроки физической культуры, гонял мяч, учил боксировать и применять приемы из кикбоксинга. Результатом многолетней работы с детьми стал спортивный фестиваль между командами детских домов и твёрдое желание сделать для детей нечто большее, чем разовый урок физкультуры. Уже тогда спортсмен-энтузиаст решил, что детям надо создавать условия для занятий массовым спортом, причём желательно на базе жилых дворов, чтобы спортивные залы были доступны и рано утром и поздно вечером. У домашних детей такие спортивные дворовые оазисы могли бы развивать физическую закалку,  для детдомовских детей они могли бы стать настоящей школой выживания. Спортзал мог бы научить детдомовских многому.

Итак, в марте 2002 года в Алматы (пока что на бумаге) официально появился ООДСК «Батыр». Затем некоторое время клуб ищет место прописки. В КСК «Азия» по месту жительства, куда обращался Картабаев, ему выделили тёплый подвал, в котором раньше обитали бичи. Это все, чем дворовая власть смогла помочь инициативному тренеру. Спонсоров он нашёл сам. Теперь подвал нужно было отремонтировать, провести свет, приобрести и установить спортивный инвентарь. В общем впереди было много хлопот.

Однако в августе 2002 года Тыныштыкбая не стало, и «Батыр» остался только на бумаге.

Многим Тыныштыкбай запомнился очень добрым и улыбчивым человеком. Он всегда говорил, что спорт дал ему свободу. И эту свободу он хотел подарить детдомовским детям.

Дневник путешественника

Чкай. В пути всегда вспоминай, что у тебя есть друзья и что в любую минуту мы тебя поддержим. Мы все будем за тебя переживать и ждать. Пусть будет удача тебе везде и всегда в пути.

14/10/1989   Друзья

Толик!

Пусть в пути сопутствует тебе счастья, удача, погода, хорошие люди, разум и вера в себя и помни про тылы.

14/10/1989

Может в книгу Гиннеса ты и не попадешь, но след оставишь не только на дорогах Союза, а в сердцах людей, ждущих твоего возвращения и тех бесконечно многих кого встретишь в долгом пути. Успеха тебе и удачи!

14/10/1989 В.  Голиков 

 

14 октября

Первый день проехал 120 км до поселка Бериктас. Как и планировал. Рюкзак тяжелый получился. Пока нет уныний. Первый привал сделал в пос. Самсы. Попил, поел всухомятку, поговорил с одной бабушкой (пенсионерка Лыло Ирина) и еще женщина воспитательница садика. Жалуются, что нет советской власти, что их   начальство за людей не считают. Нет никакой перестройки. Вот главная причина озлобленности особенно простого народа. Так же выглядит Бериктас, хотя внешне расположен у подножья гор и смотрится совсем уж не плохо (Дегерес тауы и Коныр тобе).

15 октября

Вечером доехал до Фрунзе. По дороге два раза сломался, правда не значительная поломка, но все же поломка. Во Фрунзе остановился у Куракова Вити. Утром искал Елену Мартышевскую. Намотал где-то 10км. Нашел ее дом, правда ее уже не было, она умерла. Остался ее сын, 4года. Такой красивый мальчик, я думаю, вообще на свете нет некрасивых детей. Остался мальчик на попечении у брата Лены. Выехал от туда после 10:00.

Дороги здесь не хорошие. После Фрунзе вдоль дороги колхозы расположились очень плотно. Кончается колхоз тут же следующий, даже нет разделений. Сижу обедаю на 50-ом км от Фрунзе – на центральной улице возле колонки. Село Петровка.

В тот же день доехал до ст. Мерке. Ночевал в гостинице. Оплатил 2 руб 35 коп. Спал 7 часов. Жил с Иваном каким-то, водитель. Пиво возит. Немец по национальности. Вайнер Арнольдович прозвали просто Ваня, Иван Андреевичем. Рассказывал, как искал справедливость. Жену его оклеветали, и они добрались до Москвы, но не до конца добились истины. И что характерно, жена у него казашка.

15 октября остановка у Ревизора:

«Что там было? Как ты спасся?

 Каждый лез и приставал…»

Чкай приехал черный я аж испугался, сломался, говорит - по дороге. Так дело не пойдет. Давай дальше без поломок!  Привет всем людям от всех нас!

 15/10/1989 Ревизор

16 октября

Остановка у родственников Елены Мартышевской.

Огромное спасибо за внимание и отзывчивость. Леночка всю свою созидательную жизнь хоть и короткую отдала спорту.

16/10/1989 Мартышевская Элла

18 октября

Дорога на Чимкент была закрыта, поехал объездным путем. По объездной дороге наткнулся на санаторий «Балыкчи» противо- костнотуберкулезный. Здесь я 18 лет назад лечился. Я не смог долго задерживаться. Я всюду скрывал, что я бывший можно сказать туберкулезник. Шрам на щеке, в детстве говорил, упал с лошади. Все верили. Я очень раз всему медперсоналу за теплый и чистосердечный прием. Заходил по классам рассказывал ребятам, как я лечился и как в последствие стал спортсменом и человеком. Медики собрали мне на дорогу 50 рублей. Хотя я отказался, они убедили и сказали что это от чистого сердца. Мы тоже за движение «Невада-Семипалатинск».

 В Джамбул я попал поздно.  8 часов вечера 17-го числа. Два часа искал ночлег. В гостиницу «Тараз» не пустили, нет мест. Хотел покушать, тоже не пустили, так как там ужинали иностранцы. Так уж любят у нас делить, на чужих и своих.  В гостинице Джамбул приютили все-таки.


Медперсонал санатория «Балакчи»

19 октября

Утром в 8:00 отправился в дорогу. Тяжело сегодня. Ветер встречный. На подъем вообще нет слов. В 10 часов дня был в совхозе Аккуль джамбульского района. Посмотрел Мавзолей Айша-Биби и Бабаджа-хатун. Потом зашел в магазин продукты. В магазине организован отдел для интуристов, где можно купить кофе, коньяк и т.д. Но жителям поселка это не продается. В отделе, простым смертным лежит колбаса по цене 9 руб 10 коп. В половину покрытый уже плесенью и маргарин с синими пятнами.

Я спросил у продавщицы, почему делите на своих и чужих, ведь за рубежом в магазинах нет отделов для туристов СССР. А она мне говорит: - Вы что сумасшедший? Ведь это иностранцы!

В разговор вступил мужчина кавказской национальности (оказался зав.маг.): - Что вам нужно? Почему задаете такие вопросы продавщице, она может не так ответить.

Рядом с зав.магом так же был мужчина который тоже вступил в разговор:

- Вот 17 лет читаю и вижу эту афишу «Товары для интуристов», но такой вопрос вы задаете впервые. Вы что инопланетянин какой-то? Сейчас вон они что-то часто стали летать.

Я говорю: - Ведь простой колхозник тоже хочет купить кофе, чаю, поесть лапшу, лагман или гуляш.

Так мы и остались каждый при своем мнении.

 Шофера дальнобойщики. Разговорились. Вообще шофера это мой единственный источник информации. А они соответственно удивляются моему дерзкому вызову. Ну и некоторые не прочь и подвезти. Говорят, да кто узнает на чем ты доехал и т.д. На что я отвечал: - Спасибо! И ехал дальше.

Я спросил какая дорога на Устюрте. Мне прямо сказали: - Парень ты не суйся туда и не думай даже. Я сказал: - Поживем увидим. Так я и забыл спросить у них название перевала. Но я пока заочно называю Ташкентским перевалом, так как еду на Ташкент. Дорога здесь хорошая, две ветки, никто не мешает. Правда, целый день дул довольно сильный ветер в лицо, даже спускаясь вниз с горки приходилось крутить педали. И все-таки к вечеру был уже под Ташкентом, 15 км остался поселок Полторацкое по-узбекски пос. Черняевка. В общем граница КазССР и Узбекистана. Я даже побывал на территории Узбекистана. Там я встретился с хозяином дома где сейчас сижу и пишу. Хозяина зовут Дмитрий Рахайлович Алшибая. Бывший авто-мотогонщик. Он и пригласил к себе в дом, переночевать. Поговорили, показал, как дальше ехать по карте. Добрый человек, можно сразу довериться. Ни знаю как другие, а я без колебаний согласился, когда он пригласил к себе. Тут угостили чаем, умылся с дороги. Район здесь очень тихий. А природу описывать просто нет необходимости. Просто для меня нет плохой природы. В пустыне и то своеобразная красота. Ну на этом пока все на сегодня. Перевал Каз-Гурт – Ташкент.

«Толику желаю гладкой дороги и в прямом и переносном смысле! А так же достижения цели, которые поставил перед собой. Желаю удачи.»

19/10/1989 Дмитрий Алшибая

с. Полторацкое, граница КазССР и Узбекистана

20 октября

Утром рано Дмитрий приготовил чай и проводил как следует, кроме спасибо ему ничего не скажешь. Хороший человек. Сегодня опять ветер встречный боковой. Двигаюсь очень медленно. Трасса бетонная, но трещин очень много. Потерял две спицы. Здесь хорошо через каждые 30-40 км чайхана. Пока все идет нормально. До Джизака не успел докрутить. Остановился на полевом стане возле трассы. Студенты ташкентского пединститута собирают хлопок. Вообще весело здесь. Угостили чаем. Познакомился с Муминовым Хаким Муминовичем. Он дал телефон свой. Буду в Ургенче заеду обязательно. Ну пока все. Правда тяжело что плохо знаю узбекский язык. А так народ безобидный. Интересуются, спрашивают об Алма- Ате о жизни наших студентов. Немного тоскливо, но ни чего. Буду отдыхать. В Самарканде нужно искупаться хорошенько. Видимость плохая поэтому закругляюсь. Что характерно тут в основном одеваются по национальному стилю. По-русски разговаривают плохо, но объясниться можно.

22 октября

Днем приехал в г. Джизак.

Город небольшой. Люди нормальные, спрашиваешь отвечают вежливо. Гостиница, когда я подъехал уже закрылась администраторша ушла на обед и у меня было время покататься по городу. Так я конечно и поступил. День базарный зашел на базар, торгуют овощами, фруктами, горячими лепешками, куры жаренные, тут же можно чаю попить. Что  интересно ножи тут продают чуть больше охотничьего, самодельные. Обычный узбекский стиль ножей, но очень хорошие. Я подержал, вес определенно тяжелый. Разговорились с мастером. Такой добрый старик, очень интересовался моей поездкой и дальнейшим маршрутом. Говорит: - Бери любой нож, дарю. За такой пробег и такое дело не жалко. Я отказался сказав, что по пути все равно конфискуют. Это же холодное оружие.

- Какое холодное! Это же национальное достояние. Лучший подарок джигиту - это нож, изготовленный в национальном стиле. А ты холодное.

Я еще раз поблагодарив мастера поехал дальше смотреть город. На прощание старик благословил меня и сказал: - Если еще приедешь я тебе сделаю маленький нож. Заходи.

Я вернулся в гостиницу, занял номер. Принял душ и поел. В номере живет парень из Алма-Аты. Это администраторша подселила, наверное, специально. Есть о чем поговорить. Работает в военной прокуратуре. Веселый, шустрый парень. Мы с ним разговорились сразу, как старые знакомые. Правда о том, о сем.

23 октября

Вечером приехал в Самарканд. Намотался сегодня. Опять потерял спицу. Да еще это дознаватель военный оказался просто слов нет. Думал хороший парень  вроде, поверил, а он стащил у меня из кармана 65 рублей денег. Утром я не стал проверять карманы, а он как-то не торопился вставать. Подозрительно вел себя, когда я разбудил его проститься, хотя видно было, что он не спал. А кода выехал из города, решил все-таки посчитать деньги. Хорошо я их в разные карманы клал. Так бы он возможно и больше забрал. Спросил бы лучше, чудак. Ну ладно черт с ним. Сегодня попал под дождь. Ничего жить можно. Проезжая мимо кишлака Молла- Булек остановился у двух стариков, торгующих арбузами. Старики дихкане Суяров Бердияр и Буриев Сраил угостили арбузом и напоили чаем. Из-за непогоды не смог сфотографировать. Ночую на ж/д вокзале.

Самарканд вообще красавец город. Правда расположен на неровной местности. Улицы вверх-вниз и крутые спуски, еще в добавок узкие. Тяжело на велосипеде по городу ездить. Разница времени здесь с Алма-Атой  1 час. 6 часов вечера у нас тут 5 часов.  Вот пока все. Скучно правда одному. Сидя поспал до утра. Милиционеры везде ходит с дубинками. В основном тихо.

24 октября

Утром 24 октября с вокзала прямо поехал в г. Навои. Ветер сильный в лицо, да еще подъемы тяжелые. Дороги ужасно плохие. Как на вибраторе едешь. Наверное, сотрясение получу. Сегодня опять полетела спица. Хорошо хоть одной отделался при такой дороге. 150 км сегодня накрутил. В г. Каттакурган пообедал. Интересно от Самарканда до самой Навои тянуться поселки вдоль дороги. Не понимают тут меня. Считают, что дурной какой-то. В первую очередь спрашивают:  сколько тебе заплатят за пробег. Я говорю несколько. Тогда они начинают разное, говорить. Зачем, мол, надо раз денег не платят. Но есть, некоторые говорят,  молодец и честно признаются, что не смогли бы столько проехать.

25 октября

Гостиница здесь грязная. Белье тоже. Душевая кабина отсутствует. Местные мне говорили, что здесь лучше и тепло. Снаружи красивый такой. Но главное отоспался. По городу ездить не буду, так как опаздываю с графиком движения.

В обед был в семье Мамедовых. Асад-Ака еще бодр. Я очень волновался, подъезжая в Мехнат-Рохат. После встречи во Фрунзе с Эллой Мартышевской у меня еще остался какой-то страх. Думал, переживал, а вдруг его тоже нет в живых. К великому счастью он жив и неплохо себя чувствует. Старик очень обрадовался. Я беседовал с ним около трех часов.

Спортсмена из г. Алма-Аты Т. Картабаева благодарит:

Инвалид ВОВ 1ой – группы из колхоза Мехнат-Рохат Асад Мамедов.

Желаю счастливого пути. Успехов в личной жизни и спорте. Со слов Мамедова написал секретарь комсомольской организации Нусрат Барноев.

Когда Асад-аку призвали в армию, председатель колхоза не хотел отпускать. Ходил в военкомат сам председатель и выложил партбилет сказав:  Если отправите Мамедова, то я сдаю свой билет. Но Асад-ака убежал на фронт. Даже военный билет остался в военкомате. Выдали другой, по месту прибытия в полк. Был ранен в голову и ногу под Сталинградом. Когда переправляли  через Волгу в госпиталь, попали под бомбежку. Бомба взорвалась рядом с лодкой. Погибли санитары. Он остался жив. Его подобрали с берега. Очнулся только через неделю в госпитале в Москве. Без ног и рук. Просился в Ташкент. Ни на какие уговоры остаться в Москве не соглашался, и его отправили в Ташкент. Думал хоть умереть на родной земле. Когда его высадили в Ташкентском аэропорту, лежа на носилках он плакал. Плакал от счастья, что увидел родную землю. Из газетных публикаций узнал о профессоре Берлинере Борисе Исаевиче, что он делает операции на руки, и человек может есть сам. Написали 30 инвалидов письмо Сталину.

Помогли. Прилетел профессор Берлинер и сделал операцию, потом и протез. Стал ходить. 3 июля 1944года вернулся домой. Здесь ждала его супруга Махтоб. Через 3 дня пошел в райком партии просить работу. А там сказали, что не могут для него найти работу, так как у него нет ни руки не ноги. И все, таки он настоял на своем, и ему дали прежнюю бригаду хлопкоробов. 7 лет еще Асад-Ака трудился бригадиром. Работал от зари до зари. Приходилось брать все, вплоть до кетменя. И он брал не боялся. Всюду ему помогала верная Махтоб.

Сейчас ему 73 года. Вырастил двух сыновей. Старший сын Полет Мансуров педагог, второй сын Шовхат Мамедов, водитель. Подрастают 6 внуков. Да. Чуть не забыл, Асад-ака еще любил бороться.  На прощание он подарил свою фотографию. Мы сфотографировались, и я поехал в Бухару. В 18:00 был уже в Бухаре. Остановился на турбазе, встретились добрые люди, предложили душ. В Бухаре пришлось задержаться.


Асад-Ака с семьей

26 октября

 Утром выехал с турбазы и заехал на стадион «Строитель». Только там никого из тренеров не оказалось, пришлось ждать вечера. Поехал на рынок кое-что купить. На рынке у меня передняя шина прокололась. Очевидно, нашел, что-то острое. Я вроде никуда не ударял, просто шел, отталкиваясь ногой. Пришлось вернуться на стадион. Там я заменил трубку. А старую трубку разрезал по центру, выбросил камеру внутреннюю и покрышкой обшил другую трубку, размером тоньше. На шитье ушло почти четыре часа. За это время познакомился с Эдиком, он меня угостил зеленым чаем. Работает портным, шьет спортивные костюмы, куртки. Говорит, у матери научился. Я посмотрел, красиво получается.

К четырем часам собрались мальчишки на тренировку. Они окружили меня, и мы где-то 30 мин беседовали. Потом пришел и тренер Дмитрий Иванович, средних лет, седоватыми волосами, ростом где-то 180-185 см. Разговаривали, в общем мужик хороший, спокойный по глазам видно. Спросил сколько трубки ушло до Бухары. Я сказал, всего одна трубка прокололась.

- Исключительно чистая езда, - говорит он. Мои ребята за 50 км умудряются по две трубки проколоть. 1500 тысячи это хорошо. Дал он мне спицы штук 15, правда половина короткие, но ничего, лучше, чем нету. Дал еще банку клея и заменил ключ, мой сломался.

Вечером хотел там же переночевать у сторожа, но сторож оказался в нетрезвом состоянии и не разрешил остаться даже в пределах территории. Уговоры тренера не хотел даже слушать, говоря, что он пока ночной директор. А в гостиницу просто банкротство.

Нашел какой-то ЖЭК и там на территории ЖЭКа лег спать. Ночью немножко замерз.

27 октября

Утром в 7:00 поднялся и поехал. По дороге заехал в столовую и поел жареное мясо в маленькой тарелочке без хлеба, не наелся, зато заплатил 4 рубля. Я чуть не вырвал обратно съеденное. Но поезд ушел.

 Очень трудно дается языковой барьер. В сельских местах   не понимают  на русском. Хорошо хоть немного понимаю я на узбекском.

Объясняюсь на ломаном узбекском и на казахском языках. На одном из полей, сегодня говорил с девушками, собиравшими хлопок.

Оплатой довольны. Им платят 15 копеек за килограмм собранного хлопка. Раньше собирали сколько угодно, а получали 70-90 руб. А сейчас знаем, сколько заработали, говоря они. Но при таком труде, мне кажется, очень мало платят. Потому, что они собирают с утра до вечера, почти 12-14 час в день. В магазинах ничего нет, витрины пустые.

 Двинулся дальше, доехал до г. Газли. При въезде остановился у газетного киоска. Рядом магазин. Продавщица и киоскерша угостили чаем, рассказали об истории Газли. Показали памятник девушке Ли, которая впервые здесь открыла газовое месторождение. И в честь ее, город назвали именем ГАЗЛИ. Население в основном казахи. Три школы казахские и одна русская. Живут и узбеки. Поблагодарив девушек за чай, я поехал дальше.

 Через 35 км уже стемнело, и я остановился у геологов из Бухары. Попил чай со стариком сторожем. Говорит, что нужно по больше строить заводы, чтобы молодые парни могли работать. А так от безделья  молодежь устраивает драки. А русских надо уважать говорит, хотя бы за то, что он принесли нам свободу. А вот турки закупили хорошие места, поэтому и была драка с турками, говорит дед.

Я спросил, бывают ли у вас журналисты? Да, говорит – приезжает он к председателю. Председатель вызовет кого надо, и все, а чтобы с народом вот так, вроде как ты, еще не видел.

- Я не журналист отец, я путешественник, просто веду дневниковую запись - говорю я.

- А все равно ведь пишешь, значит не зря, где-нибудь, да и расскажешь, - говорит старик. Жаль, что рано из жизни ушел Андропов. Он бы навел порядок. А Горбачев….?, при нем стало, как при Хрущеве. Мука исчезла. Привозят один раз в месяц, и то 2-ой сорт. Сахар, конфеты, мыло тоже нет. Горбачев только и знает, что ездит, и много говорит, - говорит дед. На утро, дед угостил чаем и дал адрес.

С/з Рамитон отделение. Бригада №1

Мяцлиев Чубаркул

Заехал в «Цветущий», думал действительно цветущий, а там всего 4 дома. Поговорил с геологами. Все как один сказали, чтоб я не шел по Устюрту. Подарили лепешку на дорогу, поехал дальше. Сегодня хоть ветер немного помогает. В обед доехал до ретранслятора, вышка №28. Там в кооперативной столовой меня накормили парни. Радика сфотографировал, нужно потом выслать. Кругом писки. Сегодня волка увидел. Правда он отказался со мной фотографироваться.

Радик говорит, что в совхозе у них нет работы. А если даже есть, то заработок там 70 руб. и не больше. Кругом сокращения в связи с арендой. А сокращенные на произволе судьбы. Вот такое мнение я слышал во многих местах.

Проезжая мимо кишлака №24 поговорил с мальчишками казахской национальности. Школа у них на казахском языке, 8 классов. По русский ни слова не знают. А говорят, в школе проходит русский язык. На казахском разговаривают с узбекским акцентом. Чисто на своем языке никто не может. Было обидно, но что поделаешь. Слово «да» на казахском они говорят «ауа». Я с трудом понимал их.

Вечером докрутил до Амударьи. Мост, где нужно проехать через реку охраняется. Через 30 минут долгих объяснений, охрана дала добро на переезд через мост. Ехал по поселку в надежде найти общежитие какое-нибудь. Мне повезло. Встретился парень на мотоцикле. Разговорились, и он пригласил к себе в гости. Хорошо встретили. Угостили очень вкусным пловом. Алик сам сейчас живет в Иваново, а тут родители.  Отец узбек, мать русская. Хорошие люди, вообще мне везет с хорошими людьми. Тут тоже о сокращение говорят. Алик позвонил в Кунград и узнал погоду. Отец Алика еще раз просил, чтоб я не ехал по Устюрту.

29 октября

Утром попил чай и поехал. Ветер сегодня просто ураган. Еду на большой передаче, все равно тяжело. Где-то 8-10 км в час. Сегодня, наверное, не доеду до Ургенча. Сейчас сижу в кабине заброшенного старого трактора и ем обед. Пообедав поехал дальше. В дальнейшем я уже привык к ветру и стал стабильно крутить педали. К вечеру ветер стих и переключился на маленькую звездочку. Но все равно не доехал до Ургенча где-то 30 км. Ночевал в гостинице райцентра города Багат.

Продолжение в части (II)